Что делать?
21 мая 2019 г.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
AР/ТАСС

В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.

1. Наличие политической воли

Я стала министром юстиции в 2004 году. В это время Румыния готовилась вступить в Европейский Союз. Однако коррупция оставалась проблемой номер один. Особенно волновала коррупция на высшем уровне — среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Это были не только взятки, но и уклонения от уплаты налогов.

Я действительно хотела бороться с коррупцией и чувствовала, что это необходимо обществу. Я не была членом какой-либо политической партии и не принадлежала ни к какой группе. К тому же, я видела большую заинтересованность в борьбе с этим злом со стороны румынского правительства.

С этой целью в 2005 году было создано Национальное антикоррупционное управление (DNA). Его главная задача — бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство включает в себя функции обычной полиции, а также прокуратуры, это позволяет значительно сэкономить время.

Наличие такого органа очень раздражает наше правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они уже несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты, которые сейчас при власти. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Когда люди узнали об этом, то начались массовые протесты. На улицы вышли 250 тысяч человек. Еще 10 лет назад такое было трудно представить. Поэтому участие общества не менее важно, чем активность правительства. Поэтому в Румынии сейчас люди наблюдают за деятельностью политиков. В случае необходимости они готовы выйти в еще большем количестве.

2. Юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов

У нас есть два главных органа для борьбы с коррупцией. Первое — Национальное антикоррупционное управление, о котором я уже говорила. Все коррупционные дела находятся в руках управления, что уберегает от утечек информации. К тому же вDNAсобрались лучшие кадры как из прокуратуры, так и финансовые иIT-специалисты.

Также у нас есть Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но также и имущество своих родственников, а также выписки по банковским операциям. Каждый документ — около 10 страниц. Любой гражданин может изучить декларацию. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано.

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

3. Доводить дела до суда

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся 1500 топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску — Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. Я считаю, что это замечательно. Поскольку поначалу люди боялись вести расследования против высокопоставленных коррупционеров. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать заключения. Однако потом нам все же удалось их посадить сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дело было рассмотрено в судах. Без долгих проволочек. По опыту Румынии могу сказать, что от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе. Дольше затягивать дело не вижу смысла.

Мне известно, что в Украине сейчас проходит судебная реформа. Я считаю, что она очень важна для будущего страны. Однако сейчас у вас есть около 7 тысяч судей. Они уже сегодня могут выносить решения по делам о коррупции. Для меня остается пока не понятным, почему еще до сих пор нет решений по делам НАБУ.

Считаю, что неправильно оправдывать бездеятельность судей отсутствием антикоррупционных судов. Однако это все отговорки.

4. Введение института гражданской конфискации

Криминальный процесс о коррупции — это, в основном, длительный процесс. Однако важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации.

Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Очень активно этот институт используют в Британии.

Я считаю, что в Украине не надо бояться гражданской конфискации. Это поможет рассматривать дела о коррупции быстрее. К тому же, по данным статистики, всего лишь 10% являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

5. Тщательный подбор персонала для антикоррупционных органов

Когда я была министром юстиции Румынии, передо мной поставили сложную и ответственную задачу — найти руководителя для Антикорруционного управления. Как я понимала, мне нужно было найти человека честного, с высокими моральными качествами, а также профессионала своего дела. Поэтому я обратилась к психологу. Он помогал мне найти такого человека. Для этого он проводил не только личностные тесты, но и выяснял, сможет ли этот человек попасть под политическое влияние или нет.Эти тесты проходили все, кто хотел работать в DNA.

Мне удалось найти такого человека. Его звали Даниэль Морарь. После разговора с ним психолог мне сказал, что этот человек как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления.

Важно также, чтобы эти люди были и профессионалами с своей сфере. Поэтому для меня до сих пор является секретом, как в Украине Генеральную прокуратуру возглавляет политик. Это не приемлемо для эффективной борьбы с коррупцией.

Автор: Наталья Миняйло, журналист отдела "Политика", Delo.UA

Источник: https://delo.ua/ukraine/5-receptov-borby-s-korrupciej-ot-moniki-makovej-331814/ © delo.ua

Фото: 29.01.2017. Румыния. Массовые протесты против нового закона об амнистии в Бухаресте. Vadim Ghirda/AP/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.