Хозяева страны
18 января 2020 г.
Наследники «чрезвычайки»
21 ДЕКАБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Россия, не вздрогнув, отпраздновала 100-летний юбилей организации, авансом наделявшей своих членов чистыми руками, горячим сердцем, холодной головой, а также правом убивать «врагов», исходя из внутренней убежденности. Главный начальник страны отметил радостный день создания ВЧК вместе с бывшими сослуживцами, отметив на торжественном заседании их заслуги в обеспечении безопасности государства: «Как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг, на первое место ставили службу отечеству и своему народу».

Здесь самые важные слова — «как бы ни менялись эпохи». Коль скоро нынешние бойцы невидимого фронта решили отпраздновать именно столетие органов госбезопасности, то неизбежно вставал вопрос об отношении к предшественникам, то есть людям, которые убили миллионы сограждан. И, отдадим должное руководству Федеральной службы безопасности, они не стали избегать этого вызова. Директор ФСБ Александр Бортников так и начал свое интервью «Российской газете»: «Юбилей является хорошим поводом для того, чтобы расставить необходимые акценты и ответить на некоторые спорные вопросы, в том числе и те, которые вырастают из пристрастного отношения к событиям минувших лет». Надо сказать, он не обманул ожиданий. Подозреваю, что этот текст будет долгие годы цитироваться исследователями и публицистами и наверняка затмит крылатую фразу Николая Патрушева, сказанувшего однажды о том, что чекисты представляют собой российское «неодворянство».

ТАСС

При том что хозяин Кремля не упускает случая, чтобы осудить всякую революцию, генерал Бортников с восторгом описывает все, что делалось карательными органами большевиков для «защиты молодой советской республики». Что до убийств и репрессий, то, как следует из интервью, по-другому и нельзя было в условиях «начала Гражданской войны и иностранной интервенции, паралича экономики, разгула бандитизма и терроризма, роста числа диверсий, усиления сепаратизма». При этом руководитель ФСБ не смущается тем фактом, что ВЧК была создана до начала гражданской войны и иностранной интервенции. И у массовых репрессий 30-х годов тоже есть оправдание: «Угроза надвигающейся войны требовала от советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации». А не все жители страны были готовы принять правила мобилизации. Вот и пришлось заставлять. При этом и сами чекисты страдали, и двадцать с лишним тысяч было репрессировано. Но, внимание, «даже сами попав под репрессии, в большинстве своем не утратили веры в партию и лично И. Сталина». То есть вера в диктатора-вождя в глазах директора ФСБ заслуживает всяческого уважения.

К тому же НКВД, как говаривал тов. Сталин, напрасно не арестовывало. Оказывается, «архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов. Планы сторонников Л. Троцкого по смещению или даже ликвидации И. Сталина и его соратников в руководстве ВКП(б) — отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами».

Интересно в таком случае, кому только что открыли в Москве мемориал, чьи имена часами зачитывают люди у Лубянского камня в день жертв политических репрессий? Оказывается, за дело расстреливали. Да и шлепнули всего ничего, согласно справке МВД 1954 года, — 642 тысячи человек. Про приговоры «десять лет без права переписки», что и означало расстрел, генерал Бортников, конечно, не в курсе.

Наконец, узнаем мы от директора ФСБ, репрессии вовсе прекратились с приходом Лаврентия Павловича Берии, который «провел кадровые «чистки», изгнав карьеристов предыдущих призывов. Повысились требования к качеству следственной работы, что способствовало кратному сокращению приговоров к высшей мере наказания». Расстрелы военных, пришедшиеся как раз на 1938-1940 годы, не в счет. Равно как и массовое убийство польских военнопленных. Как репрессии против целых народов…

ТАСС

Самое поразительное здесь даже не то, что руководитель ФСБ повторяет самые замшелые объяснения прошлым зверствам. Речь о том, что начальник ведомства, которое формально относится к правоохранительной системе, готов оправдывать чудовищные беззакония некоей «исторической необходимостью». И здесь нельзя не признать: в головах не то седьмого, не то восьмого поколения чекистов мысль о верховенстве закона даже не ночевала. И не ночует до сих пор.

Стоит ли удивляться, что Бортников с откровенной неприязнью сообщает, что ЦК КПСС в горбачевскую эпоху оставлял без внимания доносы КГБ о наличии «агентов влияния» в советском руководстве. Наконец, показательно, что в заслугу нынешних чекистов директор ФСБ ставит не только сотни разоблаченных шпионов и предотвращенные теракты, но и прекращение деятельности «120 иностранных и международных неправительственных организаций, являющихся инструментом зарубежного разведсообщества».  

Не исключено, что интервью «Российской газете» станет неким поворотным моментом. Ведь ситуация нынче снова тяжелая, американский империализм плетет козни. Самое время перейти к чрезвычайке…

Фото: 1. Россия. Москва. 20 декабря 2017. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (второй слева), директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин (третий слева), президент РФ Владимир Путин (четвертый слева) и глава ФСБ РФ Александр Бортников (в центре) на торжественном вечере, посвященном Дню работника органов госбезопасности. Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС
2. Москва. 01.12.1920. Иосиф Станиславович Уншлихт, старый большевик, один из создателей и видных
руководителей ВЧК—ГПУ (на снимке третий слева в первом ряду), председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский (четвертый слева), Абрам Я́ковлевич Беленький (революционер-большевик, сотрудник ВЧК, а позднее — ОГПУ и НКВД, Майор государственной безопасности (1935)) и Демьян Бедный на Красной площади. Репродукция Бориса Кавашкина /Фотохроника ТАСС/, 1989 год.
3. Директор Федеральной службы безопасности РФ Александр Бортников на приеме в Кремле. Михаил Метцель/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».