Самоуправление
26 сентября 2018 г.
Местное самоуправление Германии
6 ФЕВРАЛЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

Кроме классического разделения властей по горизонтали — на законодательную, исполнительную и судебную, власть в ФРГ разделена «по вертикали» — существуют федеральные органы управления, органы управления 16 федеральных земель, органы власти районов (в ФРГ их представляют крупные административно-территориальные единицы, где проживает до 500 тыс. человек) и властные структуры самоуправляющихся коммунальных корпораций (общин, городов).

Модель местного самоуправления Германии, как и модель ее политического устройства в целом считается одной из самых эффективных в мире. Местное самоуправление Германии, полагают эксперты, является одним из базовых элементов общества и государства и успешно справляется с возлагаемыми на него задачами.

Местное самоуправление в Германии – это вопрос компетенции субъекта федерации. Каждая федеральная земля вправе решать этот вопрос по-своему, а федеральный центр не вправе вмешиваться в вопросы организации местного самоуправления. Таким образом, правовая база для функционирования местного самоуправления – это законы федеральных земель. Единственный законодательный акт федерального уровня – это 28 статья основного закона, которая гласит, что община имеет право на самоуправление, а государство обязано это право предоставить.

Несмотря на широкие законодательные возможности для разнообразия организации местного самоуправления, почти во всех федеральных землях местное самоуправление организовано одинаково. Оно осуществляется на уровне отдельных общин, поселений, на уровне муниципальных районов. Существует также ряд крупных городов, в которых управление самостоятельное. В немецкой терминологии такая модель называется двухуровневой.

На местном уровне коммунальное самоуправление гарантирует гражданам право самостоятельно принимать решения относительно актуальных вопросов данной территориальной единицы. Государство обязано помогать меньшим и нижестоящим административным образованиям (землям, районам и общинам), но не может вмешиваться в их внутренние дела. Государство предоставляет общинам кадровый, организационный, плановый (строительство), правотворческий, финансовый и налоговый суверенитет. Финансовая база общин формируется за счет платежей и налогов (с земли, имущества, промыслов, на автотранспортные средства, за содержание собак, от развлекательных мероприятий), целевых сборов, разовых взносов, федеральных и земельных дотаций, кредитов.

Союз немецких городов образован в 1905 году и включает 5600 общин. 150 его сотрудников занимаются разработкой рекомендаций, проектов разного рода инструкций, положений, прогнозированием законодательных актов на основе изучения накопленного опыта органов самоуправления.

Общины имеют собственные и делегированные сверху (в том числе обязательные и добровольные) полномочия. К собственным полномочиям относятся: снабжение граждан водой, электроэнергией, теплом и газом; канализация, очистка сточных вод, вывоз мусора; планировка территории; строительство и содержание местных дорог, лечебных и образовательных учреждений, спортивных сооружений, домов престарелых, парков, кладбищ; пожарная охрана; обновление и содержание местного транспорта; развитие коммунального хозяйства.

К делегированным полномочиям относятся такие сферы деятельности, как общая безопасность; вопросы гражданства (паспортное дело), прописки; запись актов гражданского состояния; промыслы; строительство; дорожное движение, регистрация транспорта и сбор налогов с него; проведение выборов; социальная сфера; работа с молодежью; статистика; охрана памятников; лесное и рыбное хозяйство; культура земледелия.

Существует четкое разграничение полномочий между общиной, районом, землей. Так, общины (малые города) не ведут учета пенсионеров, учителей, полицейских и не занимаются их проблемами, ибо работа с пенсионерами — обязанность района, а работа с учителями и полицейскими — обязанность земли.

К началу 1970-х годов в Германии было около 24.000 муниципальных образований. Административная реформа, инициированная в 70-е годы, заняла около 8-10 лет. В результате реформы осталось около 10000 муниципальных образований. Процесс укрупнения общин продолжается. Предполагается иметь всего 7.000 муниципальных образований. После объединения Германии в 1990 году перед новыми федеральными землями встала задача проведения реформы местного самоуправления, которая заняла около 5 лет.

Что касается структуры органов местного самоуправления, то германскую систему местного самоуправления характеризует стабильность структурных подразделений администраций и чиновников. Чиновники всех уровней назначаются пожизненно, структура аппаратов мэрий и других органов власти без изменений функционирует десятилетиями. С приходом нового мэра или бургомистра могут меняться только его советник, помощник, секретарь, т.е. всего 2-3 чиновника.

Долгое время, до конца 1999 года, в Германии существовала вся палитра теоретически возможных моделей организационной структуры местного самоуправления (южно-германская модель, северо-германская модель, модель магистрата, модель бургомистра, назначаемого советом). Максимально эффективной для Германии оказалась южно-германская модель, при которой бургомистр избирается прямыми выборами и одновременно возглавляет два органа власти – представительный и исполнительный. Несмотря на бурные дискуссии, в ходе которой противники данной модели не без оснований указывали на увеличивающуюся авторитарность власти и принижение значения представительного органа, данная модель на практике доказала свою целесообразность и эффективность и к концу 1999 года стала преобладающей на территории всей Германии.

Данная модель обеспечивает отсутствие разногласий между местной администрацией и депутатами местного представительного органа. Депутатский корпус на уровне общин, даже крупных городов считает себя не самостоятельной ветвью местной власти, а главным подразделением администрации, призванным устанавливать правила «игры», утверждать инструкции и положения, принимать бюджет и следить за его исполнением, особенно его доходной части.

Государственный надзор по отношению к муниципальным образованиям осуществляют субъекты федерации. Система государственного надзора в данной сфере шлифовалась годами. На сегодняшний день до 99% мер, принимаемых в рамках госнадзора, носит превентивный, а не карающий характер, что, несомненно, свидетельствует как о его грамотном и профессиональном осуществлении, так и об эффективности германской системы местного самоуправления.

Материал к печати подготовил Петр Филиппов

http://www.gmu-countries.ru/europa/germany/germ-localgov.html

Фото: DPA/TASS













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Органы местного самоуправления в Лондоне
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Лондон — столица Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии, страны, где действует англосаксонская модель МСУ, город-миллионник, город с районным делением. В Лондоне после реформы 1986 г., которая ввела одноуровневую систему МСУ в метрополитенских округах (аналог наших муниципальных районов), был ликвидирован Совет большого Лондона, и город управлялся советами 32 районов города и корпорацией Лондонского сити. 
Система управления Парижем
26 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Париж — столица Франции, где распространена континентальная модель МСУ с сильным государственным контролем (наполеоновская модель), город-миллионник с районным делением. Париж является одновременно муниципалитетом и департаментом (департамент Сены), а также входит в регион Большого Парижа. В городе имеется двухзвенный аппарат управления: политические и административные органы. Районы города являются субъектами МСУ, но с ограниченными правами, так же, как в Берлине и Гамбурге. Хотя во Франции работает континентальная модель, а в Германии смешанная, системы управления их столиц очень похожи, что свидетельствует об устойчивости и эффективности такого управления. 
Местное самоуправление в Нью-Йорке
15 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Как устроена система МСУ в крупных американских городах? Деятельность органов МСУ в США, так же как и в Германии, регулируется законами штатов, причем работает англосаксонская модель, т.е. используется принцип позитивного регулирования. Основным правовым документом является городская Хартия (аналог нашего устава МО), принимаемая в качестве закона штата. Рассмотрим популярную в США Модельную хартию города. Конкретные американские города берут из этого документа то, что подходит их условиям, и закрепляют в своих хартиях. 
Эстония без бедных
10 АВГУСТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстония – не самая богатая страна. По данным МВФ, в 2017-м году доля ВВП на душу населения составляла в стране 19 тыс.349 долларов – 41-е место в рейтинге. Для сравнения: в Норвегии – 72тыс.046 (3-е место), в США – 58тыс.952 (7-е место), в России – 8тыс.664 (72-место). То есть, если бы страна была человеком, ее достаток можно было бы назвать очень среднимем. Тем не менее, этот средний достаток при рачительном использовании позволяет Эстонии заботиться обо всех категориях своих граждан (а также не-граждан) – о детях, в том числе сиротах и тяжело больных, об их родителях, о бедных, безработных, о молодых и пожилых, об эстонцах и русских. Система начисления социальных пособий – арифметически достаточно сложная, вдобавок – постоянно меняется и совершенствуется, и о ней мы поговорим ниже. Для начала интересней другое – что заставляет государство при сравнительно скромных доходах распределять эти доходы так, чтобы никто не оставался обиженным?
Как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1
6 АВГУСТА 2018 // ТАТЬЯНА БОЙКО
Дайджест статьи: Виктор Фещенко. Государство на экспорт: как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1 В 1992 году Эстония еле пережила обретение свободы. Советская империя распалась, почти все предприятия встали, инфляция достигла четырехзначных показателей. Тогдашний премьер Март Лаар провел радикальные реформы: выгнал из правительства всех коммунистов-аппаратчиков, закрыл загибавшиеся неэффективные предприятия, отменил почти все экспортные пошлины. Внутренний рынок был слишком маленький, пришлось приучать бизнесменов мыслить глобально. Спустя 20 лет этот принцип привел к стартап-буму в Эстонии.
Эстония без коррупции
18 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстонские чиновники боятся обвинения в коррупции, как огня. Настолько, что опасаются менять машины и продолжают ездить на старых, одряхлевших, обслуживание которых становится все дороже. Опасаются – и правильно делают: СМИ в Эстонии не дремлют. Стоит даже президентскому автомобилю превысить допустимую скорость – и это тут же становится известно всей стране. Во всемирном рейтинге свободы прессы Эстония стоит на 10 месте (на 1-м – Финляндия, Россия – на 152-м). При том, что как такового закона о СМИ в Эстонии нет. Есть Этический кодекс журналистики, разработанный Ассоциацией Союза журналистов Эстонии.
Суть государства российского
16 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Не утихают споры о преимуществах и недостатках нашего «особого» пути. А у людей есть потребность гордиться своей страной. Реализуя ее, многие впадают в крайнюю степень нарциссизма, преувеличивают роль своего народа в мировой истории. Как сообщила газета The Washington Post по результатам сравнительного исследования, проведенного в 35 странах, 60,8% россиян считают, что Россия внесла решающий вклад в мировую историю. А американцы, которых наше телевидение клеймит за претензии на национальную исключительность, заняли место в середине списка с результатом 29,6%.
Эстония без СССР
10 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Vana Tallinn — так назывался знаменитый эстонский ликер, который в советское время везли из Таллина как заграничный сувенир. Собственно, этот ликер можно купить в Эстонии и по сей день, и теперь-то он действительно заграничный. Но штука в том, что именно во времена СССР глоток этого сладкого напитка был воистину глотком свободы, а Эстония — особенно для близлежащих ленинградцев — суррогатным кусочком Европы. В Таллин модно было ездить на выходные и в свадебное путешествие.
Как отобрать чиновников для работы в правительстве? Опыт Великобритании.
6 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В парламентских республиках правительство формирует парламент. В президентских – его состав предлагает избранный народом президент, а утверждает парламент. При этом возникают две ключевые проблемы. Первая — подбор квалифицированных чиновников министерств, способных удовлетворить высокие требования к качеству управления. Вторая — контроль депутатов и самого общества за работой правительственной бюрократии. Практикуемая в России ставка на людей, прежде всего лояльных президенту или председателю правительства, с этой точки зрения предельно неэффективна.
Италия – сапожок непарный
21 МАЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
На протяжении нескольких столетий Италия отчаянно не хотела становиться единой страной. С XV века на полуострове-«сапоге» держались за свою независимость Великое герцогство Тосканское, Герцогство Милан, Феррарское герцогство, аристократические республики Венеция и Генуя — пока чуть не на весь XVIII век здесь не воцарились австрийские Габсбурги. Габсбургов сменил Наполеон, в 1805 году объявив это пестрое пространство единым «Королевством Италия».