Самоуправление
12 декабря 2018 г.
Слова и дела по-китайски

 

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Мир вспоминает Карла Маркса — в начале мая отмечается 200 лет со дня его рождения. В Германию, в родной город Маркса Трир. из Китая доставляется 5-метровая статуя именинника. А по всему Китаю проходит кампания под лозунгом «Маркс был прав». В чем именно?

Товарищ Си Цзиньпинь заявил, что для тех, кто считает себя коммунистом, чтение трудов Маркса должно быть образом жизни, а интерпретация его теорий является настоящим духовным поиском. Интерпретация и духовный поиск — это уже интересно, уже не ленинское железобетонное «учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Впрочем, кокетничать с темой интерпретаций в Китае начали еще лет сорок с лишним назад.

 Дэн Сяопин проводил свои капиталистические реформы в 70-х – 80-х годах ХХ века, по сути объявив Китай социалистическим государством с рыночной экономикой. И это очевидное противоречие он объяснял цитатой из того же Маркса: «Практика — главный критерий истины». Си Цзиньпинь в этом смысле оказался искусным продолжателем философии Дэн Сяопина. Экономическая доктрина нынешнего руководителя Китая выглядит примерно так: Маркс полагал капитал главным врагом трудового человека — а мы попробуем обратить капитал во благо каждого трудяги, оставаясь марксистами.

На самом деле на бытовом уровне гражданам Поднебесной оставаться марксистами довольно противоестественно, поскольку они сами говорят, что каждый китаец в социуме является конфуцианцем, а в глубине души — немножко дао и отчасти буддист. То есть марксизм в этом букете в лучшем случае может оставаться эдакой идеологической надстройкой.

Но именно означенный религиозно-философский гибрид и привел к неожиданному результату — к последовательному отказу Китая от восточного менталитета, т.е. от идеологии превосходства силы, от условной собственности, зависящей от крышевания власти.

Когда осенью 2017 года Си Цзиньпинь провозгласил курс на построение «общества среднего достатка», он, по сути, констатировал, что этот курс уже несколько лет как принят по факту, причем — ко всеобщему удовольствию. А представление о достатке абсолютно соответствует западным стандартам, т.е. верховенству закона и гарантиям частной собственности.

Китайский средний класс уже сейчас составляет 300 миллионов человек — треть всего мирового среднего класса. Каждая 10-я квартира в Лондоне покупается китайцами — и в этом сегменте китайские граждане оставили позади и русских, и арабов, и индийцев. Китай является вторым по значимости рынком в мире для супердорогих автомобилей Lamborghini, а также Bentley.

Причем, становясь все состоятельнее, китайцы начинают вести себя как средний класс Запада — меняется их традиционный взгляд на семью. Когда-то для них было трагедией запрет на рождение второго ребенка. Сравнительно недавно правительство отменило этот запрет, поскольку Китай начал стремительно стареть. Теперь обсуждается вопрос о разрешении иметь троих детей — и вот этого средний класс уже не хочет. Образованные и небедные люди открыто говорят о том, что их задача не размножаться, а достойно воспитать и обучить одного или двоих, имея время на собственный досуг. (А воспитывают они детей просто по американскому доктору Споку: там, где русские родители кричат «не лезь!», — родители китайского малыша идут и лезут вместе с ним.)

Поведенческие привычки жителей крупных китайских городов выдают высокую степень внутренней свободы именно западного толка, хотя и с некоторым национальным колоритом. Они заходят в кафе в наушниках, ставят на столик ноутбук и начинают работать. Прекрасно говорят по-английски, любезно отвечают на все вопросы. Очень заботятся о своем здоровье — поэтому на улице часто можно встретить человека, который на ходу делает разминку на плечевой пояс. Или на автобусной остановке занимается растяжкой. А по вечерам можно тут и там видеть групповые занятия фитнесом на открытом воздухе.

Внезапно проснувшаяся страсть китайцев к путешествиям — как на курорты своей страны, так и за рубеж — также носит ярко выраженный экстравертный западный характер. Интересно, что порой на чужбине можно услышать, как один китаец трогательно извиняется за другого: мол, он недавно стал много зарабатывать, еще не научился себя вести.  Действительно, китайские туристы порой не уверены в своих манерах, поэтому держатся стайками. Но к молодежи это уже не относится — молодые китайцы на любом Западе чувствуют себя как рыба в воде.

При этом доходы граждан Китая неуклонно растут: только в 2017 году они выросли на 7,3%. А рост ВВП превысил официальный прогноз и составил 6,9 %. Золотовалютные резервы вообще растут с каждым месяцем — в марте 2018-го их стало почти на полпроцента больше, чем в феврале. Китайцы массово возвращаются в Китай, там жизнь богаче.

Словом, открывается картина верного пути к прямо-таки сказочному благополучию. Однако Си Цзиньпинь уверен, что благополучие было бы еще более впечатляющим, если бы не проклятая коррупция, укорененная в обычаях. Есть мнение, что под знаком борьбы с коррупцией он расправляется с политическими оппонентами. Хотя это и не означает, что они не являются коррупционерами. Но борьба с коррупцией в Китае проходит более колоритно, чем это подается в наших СМИ.

Правительством брошено два ярких лозунга: «Бить тигров и мух» и «Не бояться пожарить большую рыбу». То есть — нет неприкасаемых, и в то же время даже маленького коррупционера на ничтожном месте ждет неотвратимое наказание. Вплоть до смертной казни, которая узаконена в Китае. Но! Мы постоянно слышим о расстрелах — однако их нет, причем по двум причинам. Вместо расстрела предусмотрена смертельная инъекция. Но не практикуется и она. После громкого приговора к высшей мере преступника ожидает… 2-х летняя отсрочка. Причем на свободе. И если за эти два года осужденный не совершил ничего еще более ужасного, смертная казнь заменяется на пожизненное заключение. Которое потом чаще всего сменяется всего лишь несколькими годами тюрьмы. Другое дело, что все эти годы после приговора СМИ не оставляют осужденного в покое, продолжая стыдить и позорить оступившегося, извлекая на свет божий все новые подробности его неприглядных поступков. Таким образом основным элементом наказания

Азиатская свирепость декларируется, но на деле наказание за экономические преступления оказывается по-западному относительно гуманным. А вот что действительно удивительно, так это китайское ноу-хау под условным названием Социальный кредит, который сейчас практикуется в тестовом режиме в некоторых провинциях.

Согласно этой концепции, нельзя построить развитую экономику на обычаях откатов, взяток, казнокрадства и презрения к закону. По программе каждый житель Китая зарабатывает свой «балл честности», который дает ему социальные преимущества — или определяет социальное наказание. Балл зарабатывается по результатам поведения гражданина в интернете — и тут с государством активно сотрудничают и Alibaba c его платформой для онлайн-платежей Alipay, и владелец крупнейшей в Китае соцсети Tencent, и поисковая система Baidu. Все они любезно предоставляют государству всесторонние сведения о частной жизни пользователей. То есть частный бизнес законопослушен — но ведь он законопослушен и на Западе, умело лавируя в поисках «баланса интересов».

В результате человек, замеченный в нечестности в любой сфере, оказывается в глазах «Большого брата» менее благонадежным, чем регулярный покупатель памперсов и детского питания. И эта неблагонадежность может неожиданно аукнуться при, скажем, покупке авиабилетов — их могут просто не продать. В то время как «правильный» гражданин, наоборот, получает право на разнообразные скидки и бонусы. И, естественно, эта система еще более сурова по отношению к политическим оппонентам нынешней власти — они оказываются просто заперты в родной стране.

 Но повторимся: Социальный кредит пока апробируется в тестовом режиме и не факт, что будет принят полностью, поскольку общественное мнение видит в нем отголоски «Культурной революции», что вряд ли украсит образ товарища Си. Но сама идея интересна с двух сторон: во-первых, как реальное воплощение именно западных антиутопий, а во-вторых — как технологический прорыв, возможный только в симбиозе большого капитала и суперсовременной науки.

В Китае сбылись многие предсказания основоположника марксизма — и насчет глобализации, и насчет бюрократии, которая пытается подмять под себя государство (отсюда и коррупционная составляющая), и насчет науки, которая становится отдельной производительной силой. Крепкая совокупность этих проявлений позволяет китайскому руководителю решительно разворачивать государство в сторону западной ментальности.

Но вот парадокс: экономические предпосылки настолько объективны, что на пути к процветанию марксистскую идеологию (как религию) можно было бы без объяснений, по умолчанию, оставить где-то по дороге. Однако Си Цзиньпин во всеуслышание продолжает настаивать, что «Маркс был прав». Почему? Думается, объяснение лежит на поверхности. Население Китая составляет 1 млрд 400 млн человек. Какая часть из этих людей выросла под сенью марксизма? Как объявить им, этим сотням миллионов, что такой религии больше нет? И главное — зачем? Товарищу Си не нужны великие потрясения. Ему нужен великий Китай. Так что пусть люди зарабатывают, делают бизнес, а идеологические трещалки продолжат знакомо трещать, сохраняя уютную незыблемость хотя бы для старшего поколения — как старая привычная одежда.

Фото: Германия. Трир. 5 мая. 2018. Открытие памятника к 200-летию со дня рождения коренного жителя города Трира Карла Маркса. Бронзовая статуя, которую создал китайский художник Ву Вейшань, преподнесена городу в качестве подарка Китайской Народной Республикой. DPA/TASS 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Пример реформы полиции в Грузии
19 НОЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Грузия совсем недавно считалась синонимом коррупции, кавказского кумовства и милицейского беспредела, ассоциировалась с грузинскими ОПГ и ворами в законе. В этой стране часть преступного мира влилась в полицию, а сама полиция срослась с профессиональными криминальными группировками, с коррумпированными правительственными чиновниками и политиками. Уровень доверия полиции в Грузии был одним из самых низких в мире — 5% в 2003 году. Пришло время реформ. В августе 2004 года в один день в Грузии были уволены все 15 тыс. сотрудников дорожной инспекции — немало для страны с населением 4,5 млн человек. ГАИ как одна из самых коррумпированных государственных служб была ликвидирована. Три месяца ситуацию на дорогах Грузии не контролировал никто. И ничего страшного не случилось, более того, грузины говорят, что страна ощутила колоссальное облегчение.
Органы местного самоуправления в Лондоне
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Лондон — столица Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии, страны, где действует англосаксонская модель МСУ, город-миллионник, город с районным делением. В Лондоне после реформы 1986 г., которая ввела одноуровневую систему МСУ в метрополитенских округах (аналог наших муниципальных районов), был ликвидирован Совет большого Лондона, и город управлялся советами 32 районов города и корпорацией Лондонского сити. 
Система управления Парижем
26 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Париж — столица Франции, где распространена континентальная модель МСУ с сильным государственным контролем (наполеоновская модель), город-миллионник с районным делением. Париж является одновременно муниципалитетом и департаментом (департамент Сены), а также входит в регион Большого Парижа. В городе имеется двухзвенный аппарат управления: политические и административные органы. Районы города являются субъектами МСУ, но с ограниченными правами, так же, как в Берлине и Гамбурге. Хотя во Франции работает континентальная модель, а в Германии смешанная, системы управления их столиц очень похожи, что свидетельствует об устойчивости и эффективности такого управления. 
Местное самоуправление в Нью-Йорке
15 АВГУСТА 2018 // МИХАИЛ ГОРНЫЙ
Как устроена система МСУ в крупных американских городах? Деятельность органов МСУ в США, так же как и в Германии, регулируется законами штатов, причем работает англосаксонская модель, т.е. используется принцип позитивного регулирования. Основным правовым документом является городская Хартия (аналог нашего устава МО), принимаемая в качестве закона штата. Рассмотрим популярную в США Модельную хартию города. Конкретные американские города берут из этого документа то, что подходит их условиям, и закрепляют в своих хартиях. 
Эстония без бедных
10 АВГУСТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстония – не самая богатая страна. По данным МВФ, в 2017-м году доля ВВП на душу населения составляла в стране 19 тыс.349 долларов – 41-е место в рейтинге. Для сравнения: в Норвегии – 72тыс.046 (3-е место), в США – 58тыс.952 (7-е место), в России – 8тыс.664 (72-место). То есть, если бы страна была человеком, ее достаток можно было бы назвать очень среднимем. Тем не менее, этот средний достаток при рачительном использовании позволяет Эстонии заботиться обо всех категориях своих граждан (а также не-граждан) – о детях, в том числе сиротах и тяжело больных, об их родителях, о бедных, безработных, о молодых и пожилых, об эстонцах и русских. Система начисления социальных пособий – арифметически достаточно сложная, вдобавок – постоянно меняется и совершенствуется, и о ней мы поговорим ниже. Для начала интересней другое – что заставляет государство при сравнительно скромных доходах распределять эти доходы так, чтобы никто не оставался обиженным?
Как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1
6 АВГУСТА 2018 // ТАТЬЯНА БОЙКО
Дайджест статьи: Виктор Фещенко. Государство на экспорт: как Эстония стала поставщиком электронных услуг №1 В 1992 году Эстония еле пережила обретение свободы. Советская империя распалась, почти все предприятия встали, инфляция достигла четырехзначных показателей. Тогдашний премьер Март Лаар провел радикальные реформы: выгнал из правительства всех коммунистов-аппаратчиков, закрыл загибавшиеся неэффективные предприятия, отменил почти все экспортные пошлины. Внутренний рынок был слишком маленький, пришлось приучать бизнесменов мыслить глобально. Спустя 20 лет этот принцип привел к стартап-буму в Эстонии.
Эстония без коррупции
18 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Эстонские чиновники боятся обвинения в коррупции, как огня. Настолько, что опасаются менять машины и продолжают ездить на старых, одряхлевших, обслуживание которых становится все дороже. Опасаются – и правильно делают: СМИ в Эстонии не дремлют. Стоит даже президентскому автомобилю превысить допустимую скорость – и это тут же становится известно всей стране. Во всемирном рейтинге свободы прессы Эстония стоит на 10 месте (на 1-м – Финляндия, Россия – на 152-м). При том, что как такового закона о СМИ в Эстонии нет. Есть Этический кодекс журналистики, разработанный Ассоциацией Союза журналистов Эстонии.
Суть государства российского
16 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Не утихают споры о преимуществах и недостатках нашего «особого» пути. А у людей есть потребность гордиться своей страной. Реализуя ее, многие впадают в крайнюю степень нарциссизма, преувеличивают роль своего народа в мировой истории. Как сообщила газета The Washington Post по результатам сравнительного исследования, проведенного в 35 странах, 60,8% россиян считают, что Россия внесла решающий вклад в мировую историю. А американцы, которых наше телевидение клеймит за претензии на национальную исключительность, заняли место в середине списка с результатом 29,6%.
Эстония без СССР
10 ИЮЛЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Vana Tallinn — так назывался знаменитый эстонский ликер, который в советское время везли из Таллина как заграничный сувенир. Собственно, этот ликер можно купить в Эстонии и по сей день, и теперь-то он действительно заграничный. Но штука в том, что именно во времена СССР глоток этого сладкого напитка был воистину глотком свободы, а Эстония — особенно для близлежащих ленинградцев — суррогатным кусочком Европы. В Таллин модно было ездить на выходные и в свадебное путешествие.
Как отобрать чиновников для работы в правительстве? Опыт Великобритании.
6 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В парламентских республиках правительство формирует парламент. В президентских – его состав предлагает избранный народом президент, а утверждает парламент. При этом возникают две ключевые проблемы. Первая — подбор квалифицированных чиновников министерств, способных удовлетворить высокие требования к качеству управления. Вторая — контроль депутатов и самого общества за работой правительственной бюрократии. Практикуемая в России ставка на людей, прежде всего лояльных президенту или председателю правительства, с этой точки зрения предельно неэффективна.