Хозяева страны
18 января 2020 г.
Здравствуй, российское самодержавие

Михаил Златковский

Новый состав путинского правительства, безусловно, является знаковым. Причем знаков было послано несколько. Первый сигнал – все разговоры главного начальника о «цифровизации» и прочих технологических прорывах в современность являются сотрясением воздуха. Костяк российского кабинета – старые добрые кони, которых не меняют на переправе. Если говорить о так называемом социально-экономическом блоке, то в лучшем случае эти не позволят разворовать нефтяные доходы, которые на счастье президента вновь начали расти. Но ни на какую решительную модернизацию они не способны. Алексей Кудрин, который вроде бы понимает, как реформировать страну, задвинут в Счетную палату, откуда будет наблюдать, как чиновники будут саботировать его предложения. Второй сигнал – эффективными и впредь будут считаться отъявленные мракобесы, вроде Владимира Мединского и Ольги Васильевой. Стало быть, неустанная работа по укреплению связи «православия» и «народности» продолжится. Главным критерием эффективности остается лояльность хозяину. Именно поэтому под хохот собравшихся Дмитрий Медведев объявляет, что Виталий Мутко будет теперь со спорта переброшен на строительство, чтобы продемонстрировать нежелание гордого Кремля прогибаться под западными санкциями.

Наконец, третий, и главный сигнал – режим не только по содержанию, но и по форме превращается в самодержавную монархию. Глубоко закономерно то, что должность министра сельского хозяйства занял Дмитрий Патрушев. Именно его отец Николай Патрушев, ныне секретарь Совета безопасности, в бытность директором ФСБ поведал, что сотрудники госбезопасности являются в нашей стране «неодворянами». И вот теперь нет сомнений, что его сын, закончивший, по данным «Новой газеты», Академию ФСБ, получил министерскую должность именно благодаря своему высокому происхождению. СМИ утверждают, что «Россельхозбанк», которым Патрушев-младший руководил несколько последних лет, каждый год завершает с серьезными убытками. Держаться на плаву помогала возможность распределять многомиллиардные госкредиты, к которым батюшка банкира, понятное дело, отношения не имел.

Другое знаковое назначение – утверждение путинского охранника Евгения Зиничева министром МЧС. Спору нет, после того, как спасательное ведомство покинул Сергей Шойгу, оно сильно потеряло в глазах россиян. Достаточно вспомнить беспомощность эмчеэсовских начальников при наводнении в Крымске и во время пожара в «Зимней вишни», да и еще в десятках случаев. Только вот кто сказал, что со сложнейшей публичной работой справится человек, испугавшийся необходимости общаться с людьми в должности губернатора Калининградской области?

Будь в России парламент, а не тридесятый отдел Администрации, который лишь в силу традиции называется Федеральным собранием, народные избранники камня на камне не оставили бы от этих назначений. Независимая пресса стала бы дотошно выяснять, какие именно качества и способности генеральского сына и путинского адъютанта позволяют доверить им важнейшие посты в государственной системе.

Однако и парламент, и СМИ никак не контролируют Кремль. Не приходится говорить и о независимости судебной власти. Все эти институты носят сугубо декоративный характер. А, согласно законам биологии, орган, который не используется, неизбежно деградирует. По факту Россия уже сегодня является самодержавной монархией с несменяемым начальником, чьи решения никем не подвергаются сомнению. Единственное отличие – отсутствие у путинской знати права передавать по наследству не только капиталы, но также титулы и должности. Также отсутствует система престолонаследования. Так ведь дело наживное. И нынешние назначения могут быть лишь первыми ласточками в деле возвращения самодержавия с его атрибутами. Вот и казаки с нагайками появились на московских улицах. Не за горами то время, когда неодворян будут жаловать душами…

Графика: Михаил Златковский/zlatkovsky.ru

 

 

 

 

 












  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».