Что делать?
18 августа 2018 г.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018, ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Общим местом стало утверждение, что наша власть не имеет программы развития экономики страны. Мы не Китай, и не Южная Корея. Нельзя же назвать такой программой «майские указы» президента, исполняя которые в вузах  сокращают число преподавателей, увеличивая зарплату оставшимся при запредельной их нагрузке и  снижении качества образования. Прочие меры указов не лучше. Почему? Потому что нашей власти не нужны ни здоровые, ни образованные. Ей нужны нищие и покорные. Это убедительно доказывается в статье Ю.Латыниной, выводы надо полезно донести до каждого россиянина.

ТАСС

В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства.

Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике.

Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США. Стремительно растет Вьетнам, который выглядит сейчас так же, как Китай 15 лет назад. Стремительно растут экономики Индии, Бразилии, Индонезии, Малайзии.

Иначе говоря, практически любая страна третьего мира, вне зависимости от расы, религии и географического положения, при наличии вменяемой власти в любой момент может выйти из средневековья и влиться в широкую реку мировой экономики.

Однако за это же время оформилось то, что можно назвать странами четвертого мира.

Страны четвертого мира — это, к примеру, Венесуэла, Боливия, Куба, Северная Корея, Судан, Конго, Сомали, Афганистан, Пакистан, Зимбабве, Гаити, Палестинская автономия (хотя она и не вполне государство).

Это страны, где правящая верхушка вполне осознанно взяла курс на обнищание населения.

Внутренняя политика стран четвертого мира, опять-таки вне зависимости от расы, религии, и географического положения, характеризуется следующим:

  1. Главным источником денег для правящей верхушки являются деньги, которые поступают извне: за счет продажи полезных ископаемых, рабской силы (в случае Северной Кореи) или даже финансовой помощи (как в случае Палестинской автономии).
  2. Вспомогательным источником денег для правящей верхушки являются монополии, розданные друзьям диктатора/членам правящей партии/полевым командирам, и кредиты госбанков для создания таких монополий.
  3. Остальное население доступа к кредитам, рынку и мировой экономике не имеет. Большинство его живет за счет пособий и зарплаты от госмонополий. Ему также позволяется заниматься подсобным хозяйством, лавочками и войной. Значительная доля молодого населения адсорбируется организациями, осуществляющими «джихад против неверных», а также борьбу «с белыми колонизаторами» или «украинскими фашистами».
  4. Это тотальное обнищание населения сопровождается, в свою очередь, громогласной риторикой против «проклятых капиталистов», «коварных неверных», «белых колонизаторов» и «гнилого Запада», которые всю свою деятельность направляют на то, чтобы отомстить данной стране. Проклятые белые мстят Гаити за то, что это первая страна, в которой черные обрели свободу, проклятые янки мстят Венесуэле за боливарианскую революцию, кровавые сионисты мстят палестинцам, и именно этим объясняются все беды данных стран: от неспособности палестинцев самим вывезти мусор до отсутствия спичек в венесуэльских магазинах.

Несложно заметить, что путь, которым идет Россия, — это путь именно страны четвертого мира. Если во времена СССР мы пытались догнать и перегнать Америку, то теперь недосягаемым идеалом и совершенством, к которому надо стремиться, для Кремля служит Палестинская автономия.

И главным экономическим фундаментом, на котором покоится этот путь, является обнищание населения.

Это может показаться, на первый взгляд, удивительным. За всю предыдущую историю человечества мы привыкли к тому, что правитель обычно стремится к процветанию своих подданных. Если они богатеют — они довольны, если они нищают — они восстают, и поэтому, чем более процветает экономика, тем более устойчива власть.

Это правило действительно работало в доиндустриальном мире, где 90% населения было занято сельских хозяйством, а еще 9% — в городах ремеслом. Тогда 90% людей сами растили свою еду, сами строили свои дома, сами ткали свою одежду и сами плели себе лапти. Доходы правящей элиты складывались из налогов, и правила были просты. Если власть берет с налогоплательщика 10%, он терпит, если она звереет и начинает драть втрое, он восстает.

Однако в нынешней постиндустриальной глобальной экономике правила другие. Даже в самых бедных странах никто не плетет себе лапти: пластиковые сандалии за полдоллара все равно выходят дешевле. Даже в самых бедных странах никто не ткет себе футболки. В странах четвертого мира существует огромное количество избыточного населения, которое достаточно легко прокормить и одеть. А доходы властной верхушки складываются не из налогов, а из сырьевых ресурсов, госпредприятий и монополий.

В такой ситуации верхушка страны четвертого мира становится заинтересована не в повышении благосостояния, а в обнищании населения и увеличении его зависимости от этой верхушки.

Дело в том, что нищее население проще контролировать. Возьмем, к примеру, Палестинскую автономию. На ее территории неоднократно предпринимались попытки организовать сборочное производство: в конце концов, население нищее, много дешевой рабочей силы, etc. Попытки неизбежно кончались тем, что приходили люди с автоматами, требовали себе руководящих зарплат, и вся затея накрывалась медным тазом.

Такое развитие событий было вовсе не случайным. Террористические организации, руководящие палестинцами, — сначала ООП, теперь ХАМАС, — в принципе не заинтересованы в том, чтобы на территории Палестины появилась прослойка людей, которые сами зарабатывают деньги. Они заинтересованы в том, чтобы население жило в нищете, чтобы единственным источником денег был ХАМАС, а единственным способом вертикальной мобильности — карьера террориста. Они заинтересованы в том, чтобы все население боролось против кровавых сионистов и подчинялось при этом ХАМАС.

Точно то же Россия. За последние годы власть уничтожила банковскую систему России, а без кредитов в современном мире нет рынка. Вместе с тем госбанки охотно предоставляют госкредиты приближенным компаниям. Госкомпании, доля которых составляет 65% рынка, систематически не платят частным подрядчикам. Государство отдает налоги на откуп и вводит самые неоправданные монополии.

Следует понимать, что все эти меры неслучайны. И диктуются они не только элементарной жадностью правящей верхушки, которая видит, как уменьшается пирог, но хочет сохранить при этом размер своей доли. Эти меры последовательно способствуют обнищанию населения и зависимости большинства от государства или его корпоративных метастазов.

Отчего бедна Сицилия? Оттого, что в ней мафия. А каково отношение среднего сицилийца к дону мафии? Он его обожает. Дон — предмет поклонения, зависти и любви. Только он даст нищему сицилийцу деньги на свадьбу, только у него можно будет добиться, если что, справедливости, и чем опасней не любить дона — тем охотней сицилиец его любит.

Абсолютно тот же механизм действует в стране четвертого мира.

Представьте себе российского инженера, который окончил МИФИ и работает в частной российской космической компании, запускающей спутники. И представьте себе нищего дядю Васю в поселке Пупкино, который загибается от пьянства, но твердо знает, что крымнаш. Простой вопрос: кто из них будет скорее голосовать за Путина и твердо знать, что Путин один спасает Россию от злобных западных фашистов, которые хотят поставить ее на колени?

Конечно, дядя Вася. Так зачем стране инженеры? Частные менеджеры? Частные компании? Зачем вообще МИФИ?

После 2014 года одной из наиболее бросающихся в глаза черт режима стал открытый переход к мракобесию: кафедра теологии в МИФИ, окропленные святой водой ракеты, СК, расследующий ритуальное убийство царской семьи, etc. Важнейшей частью этого мракобесия является экономический базис.

На первый взгляд может показаться, что власти России по-прежнему озабочены экономическим ростом. Что все экономические решения Кремля после 2014 года и что бульдозеры, давящие западные помидоры, — это просто случайные неудачные ходы или следствие чьей-то жадности.

Однако это не так. После Болотной в Кремле стало ясно, что офисный планктон и средний класс не могут являться опорой режима. Ею может быть только нищее большинство. Только оно может служить надежным базисом для надстройки в виде госмракобесия. Только оно позволит оставаться у власти столько же, сколько Роберт Мугабе.

В этом смысле обнищание российского населения является стратегической необходимостью для нынешней власти. И в ближайшие десять-двадцать лет будет определено, станет ли Россия навсегда страной четвертого мира или ее история, цивилизация, культура и элита все-таки помешают нашему превращению в Гаити или Зимбабве.

Новая газета. 4 декабря 2017

Фото: Денис Русинов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Плюсы и минусы пенсионных систем
12 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Часто люди задают вопрос: нельзя ли в России пенсионную систему сделать разумной, гарантирующей пенсионерам достойную жизнь, чтобы пожилые люди, как в Европе, могли ездить отдыхать на море? Отвечая на этот вопрос, начнем с определений. Традиционная государственная пенсионная система, действующая в России  и в странах Европы, — это страховая распределительная система. Правильнее ее называть перераспределительной или солидарной, так как она основана на солидарности поколений. В ней работающий платит за неработающего, точнее, работодатель, урезая зарплату работающему, перечисляет его пенсионный взнос в Пенсионный фонд.
Древние истоки нашей политической культуры
6 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Российская власть демонстрирует жестокость и произвол по отношению к подданным, начиная с княжеских разборок X–XII вв., царствования Ивана Калиты, затем Ивана Грозного и далее – Петра I, императриц XVIII в. Московское завоевание Великого Новгорода и Твери сопровождалось массовыми убийствами горожан и последующим заселением городов выходцами из Московии. Опричнина разделила народ на две части, предоставила возможность одной грабить и разорять другую. «Западнические» реформы Петра тоже проводились с характерной московской жестокостью. Царствование Анны Иоанновны отмечено расцветом полицейщины.
Конфликт инстинктов и интересов
2 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В душе у каждого человека бурлит конфликт интересов. Его порождают два инстинкта. Один – инстинкт самосохранения. Сегодня он выражается не столько в стремлении не упасть с дерева, сколько в желании жить в тепле и сытно питаться. Достаток позволяет иметь хорошее жилье и неплохое медицинское обслуживание, а значит — сохранять себя любимого. В условиях товарно-денежных отношений инстинкт самосохранения тесно увязан с желанием обогатиться. Как – другой вопрос, по части морали.
Польское жертвоприношение
27 ИЮНЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Люстрация — lustratio — в переводе с латыни буквально означает «очищение посредством жертвоприношения». С конца 80-х годов это слово зазвучало подобно гонгу на всем посткоммунистическом пространстве стран Восточной Европы. Люстрация понималась как чистка — необходимость убрать из силовых и управленческих органов всех, кто сотрудничал с прежним КГБ, а также был причастен к нарушениям прав и свобод во времена коммунистического правления. Однако технология и идеология люстрации явилась огромной проблемой. В Польше она остается предметом дискуссий до сих пор — хотя, казалось бы, за 30 лет должна была утратить свою актуальность по чисто демографическим причинам.
Россия: монополиям — да, конкуренции — нет!
25 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозят монополия — экономическая и политическая? Многие ответят: политическая монополия правящей группы ведет к абсолютной власти, а абсолютная власть портит людей абсолютно. Чтобы ее сохранить, власть имущие могут подвергать репрессиям миллионы, как делали Сталин и его опричники из НКВД или Мао со своими приспешниками. В сфере экономики монополии блокируют «созидательное разрушение» убыточных производств, когда те терпят банкротство, не выдержав конкуренции с более успешными фирмами. Одно это уже обрекает народ на нищету.