Что делать?
18 апреля 2019 г.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018, ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Общим местом стало утверждение, что наша власть не имеет программы развития экономики страны. Мы не Китай, и не Южная Корея. Нельзя же назвать такой программой «майские указы» президента, исполняя которые в вузах  сокращают число преподавателей, увеличивая зарплату оставшимся при запредельной их нагрузке и  снижении качества образования. Прочие меры указов не лучше. Почему? Потому что нашей власти не нужны ни здоровые, ни образованные. Ей нужны нищие и покорные. Это убедительно доказывается в статье Ю.Латыниной, выводы надо полезно донести до каждого россиянина.

ТАСС

В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства.

Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике.

Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США. Стремительно растет Вьетнам, который выглядит сейчас так же, как Китай 15 лет назад. Стремительно растут экономики Индии, Бразилии, Индонезии, Малайзии.

Иначе говоря, практически любая страна третьего мира, вне зависимости от расы, религии и географического положения, при наличии вменяемой власти в любой момент может выйти из средневековья и влиться в широкую реку мировой экономики.

Однако за это же время оформилось то, что можно назвать странами четвертого мира.

Страны четвертого мира — это, к примеру, Венесуэла, Боливия, Куба, Северная Корея, Судан, Конго, Сомали, Афганистан, Пакистан, Зимбабве, Гаити, Палестинская автономия (хотя она и не вполне государство).

Это страны, где правящая верхушка вполне осознанно взяла курс на обнищание населения.

Внутренняя политика стран четвертого мира, опять-таки вне зависимости от расы, религии, и географического положения, характеризуется следующим:

  1. Главным источником денег для правящей верхушки являются деньги, которые поступают извне: за счет продажи полезных ископаемых, рабской силы (в случае Северной Кореи) или даже финансовой помощи (как в случае Палестинской автономии).
  2. Вспомогательным источником денег для правящей верхушки являются монополии, розданные друзьям диктатора/членам правящей партии/полевым командирам, и кредиты госбанков для создания таких монополий.
  3. Остальное население доступа к кредитам, рынку и мировой экономике не имеет. Большинство его живет за счет пособий и зарплаты от госмонополий. Ему также позволяется заниматься подсобным хозяйством, лавочками и войной. Значительная доля молодого населения адсорбируется организациями, осуществляющими «джихад против неверных», а также борьбу «с белыми колонизаторами» или «украинскими фашистами».
  4. Это тотальное обнищание населения сопровождается, в свою очередь, громогласной риторикой против «проклятых капиталистов», «коварных неверных», «белых колонизаторов» и «гнилого Запада», которые всю свою деятельность направляют на то, чтобы отомстить данной стране. Проклятые белые мстят Гаити за то, что это первая страна, в которой черные обрели свободу, проклятые янки мстят Венесуэле за боливарианскую революцию, кровавые сионисты мстят палестинцам, и именно этим объясняются все беды данных стран: от неспособности палестинцев самим вывезти мусор до отсутствия спичек в венесуэльских магазинах.

Несложно заметить, что путь, которым идет Россия, — это путь именно страны четвертого мира. Если во времена СССР мы пытались догнать и перегнать Америку, то теперь недосягаемым идеалом и совершенством, к которому надо стремиться, для Кремля служит Палестинская автономия.

И главным экономическим фундаментом, на котором покоится этот путь, является обнищание населения.

Это может показаться, на первый взгляд, удивительным. За всю предыдущую историю человечества мы привыкли к тому, что правитель обычно стремится к процветанию своих подданных. Если они богатеют — они довольны, если они нищают — они восстают, и поэтому, чем более процветает экономика, тем более устойчива власть.

Это правило действительно работало в доиндустриальном мире, где 90% населения было занято сельских хозяйством, а еще 9% — в городах ремеслом. Тогда 90% людей сами растили свою еду, сами строили свои дома, сами ткали свою одежду и сами плели себе лапти. Доходы правящей элиты складывались из налогов, и правила были просты. Если власть берет с налогоплательщика 10%, он терпит, если она звереет и начинает драть втрое, он восстает.

Однако в нынешней постиндустриальной глобальной экономике правила другие. Даже в самых бедных странах никто не плетет себе лапти: пластиковые сандалии за полдоллара все равно выходят дешевле. Даже в самых бедных странах никто не ткет себе футболки. В странах четвертого мира существует огромное количество избыточного населения, которое достаточно легко прокормить и одеть. А доходы властной верхушки складываются не из налогов, а из сырьевых ресурсов, госпредприятий и монополий.

В такой ситуации верхушка страны четвертого мира становится заинтересована не в повышении благосостояния, а в обнищании населения и увеличении его зависимости от этой верхушки.

Дело в том, что нищее население проще контролировать. Возьмем, к примеру, Палестинскую автономию. На ее территории неоднократно предпринимались попытки организовать сборочное производство: в конце концов, население нищее, много дешевой рабочей силы, etc. Попытки неизбежно кончались тем, что приходили люди с автоматами, требовали себе руководящих зарплат, и вся затея накрывалась медным тазом.

Такое развитие событий было вовсе не случайным. Террористические организации, руководящие палестинцами, — сначала ООП, теперь ХАМАС, — в принципе не заинтересованы в том, чтобы на территории Палестины появилась прослойка людей, которые сами зарабатывают деньги. Они заинтересованы в том, чтобы население жило в нищете, чтобы единственным источником денег был ХАМАС, а единственным способом вертикальной мобильности — карьера террориста. Они заинтересованы в том, чтобы все население боролось против кровавых сионистов и подчинялось при этом ХАМАС.

Точно то же Россия. За последние годы власть уничтожила банковскую систему России, а без кредитов в современном мире нет рынка. Вместе с тем госбанки охотно предоставляют госкредиты приближенным компаниям. Госкомпании, доля которых составляет 65% рынка, систематически не платят частным подрядчикам. Государство отдает налоги на откуп и вводит самые неоправданные монополии.

Следует понимать, что все эти меры неслучайны. И диктуются они не только элементарной жадностью правящей верхушки, которая видит, как уменьшается пирог, но хочет сохранить при этом размер своей доли. Эти меры последовательно способствуют обнищанию населения и зависимости большинства от государства или его корпоративных метастазов.

Отчего бедна Сицилия? Оттого, что в ней мафия. А каково отношение среднего сицилийца к дону мафии? Он его обожает. Дон — предмет поклонения, зависти и любви. Только он даст нищему сицилийцу деньги на свадьбу, только у него можно будет добиться, если что, справедливости, и чем опасней не любить дона — тем охотней сицилиец его любит.

Абсолютно тот же механизм действует в стране четвертого мира.

Представьте себе российского инженера, который окончил МИФИ и работает в частной российской космической компании, запускающей спутники. И представьте себе нищего дядю Васю в поселке Пупкино, который загибается от пьянства, но твердо знает, что крымнаш. Простой вопрос: кто из них будет скорее голосовать за Путина и твердо знать, что Путин один спасает Россию от злобных западных фашистов, которые хотят поставить ее на колени?

Конечно, дядя Вася. Так зачем стране инженеры? Частные менеджеры? Частные компании? Зачем вообще МИФИ?

После 2014 года одной из наиболее бросающихся в глаза черт режима стал открытый переход к мракобесию: кафедра теологии в МИФИ, окропленные святой водой ракеты, СК, расследующий ритуальное убийство царской семьи, etc. Важнейшей частью этого мракобесия является экономический базис.

На первый взгляд может показаться, что власти России по-прежнему озабочены экономическим ростом. Что все экономические решения Кремля после 2014 года и что бульдозеры, давящие западные помидоры, — это просто случайные неудачные ходы или следствие чьей-то жадности.

Однако это не так. После Болотной в Кремле стало ясно, что офисный планктон и средний класс не могут являться опорой режима. Ею может быть только нищее большинство. Только оно может служить надежным базисом для надстройки в виде госмракобесия. Только оно позволит оставаться у власти столько же, сколько Роберт Мугабе.

В этом смысле обнищание российского населения является стратегической необходимостью для нынешней власти. И в ближайшие десять-двадцать лет будет определено, станет ли Россия навсегда страной четвертого мира или ее история, цивилизация, культура и элита все-таки помешают нашему превращению в Гаити или Зимбабве.

Новая газета. 4 декабря 2017

Фото: Денис Русинов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.