Что делать?
19 сентября 2019 г.
Местное самоуправление – двигатель шведского прогресса?
12 ДЕКАБРЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по работе Г. Веттерберга[1]. Глобальный капитализм и социальное благополучие — шведский опыт. Подготовили Сергей Магарил, Петр Филиппов

           

Истоки шведской модели государства восходят еще к XV в., когда в скандинавских странах происходили жестокие конфликты между аристократией, королевской властью и городами. Сравним: в Дании (как и в России, и во многих европейских странах) крестьянам в ту эпоху было запрещено иметь оружие, и несколько веков Дания оставалась классическим феодальным государством. А в Швеции, возможно, сыграли свою роль традиции викингов, крестьянство было настолько сильным, что феодалам не удалось его разоружить. Часть феодалов вынуждена была вступать в союз с крестьянством, чтобы проложить себе путь к власти. Но то же самое сделал и король, поскольку хотел утвердить свою власть. Его сословными противниками были те самые феодалы и, вообще, землевладельческая аристократия. Чтобы получить рычаги давления на аристократию, король также вынужденно вступал в союз с крестьянством.

Это конкурентное взаимодействие трех сил и создало то динамическое равновесие, которое стало основание государственного порядка Швеции:

           - Парламент, где была представлена каждая губерния, с ним король вступал в переговоры и заключал соглашения (пока не был лишен таких прав);

          - Развитая система правосудия, в соответствии с которой в каждой губернии и был суд, а в составе присяжных всегда были крестьяне. Это создавало возможность для крестьян инициировать судебные разбирательства против аристократов и привлекать их к ответственности;

            - Местное самоуправление (ассамблеи), развивавшееся с XVI в. и укреплявшееся в течение несколько столетий.

Подобная структура институтов вынуждала шведское правительство веками децентрализовывать структуру принятия решений, в отличие от других европейских государств. Важно, что децентрализация власти означала передачу полномочий не отдельным лицам, а территориальным сообществам. Так, например, церковные приходы, т.е. территориальные общины брали на себя ответственность в вопросах образования, дорожной инфраструктуры и даже начала(!) военных действий. Подобная децентрализация полномочий — была не только представительством интересов социальных групп, она стала реальной системой безопасности шведского общества, позволяя ему избегать социальных потрясений и революций. В итоге, к началу XIX в. в Швеции уже существовала развитая политическая культура участия граждан в управлении общественной жизнью. Об этом, например, свидетельствует избрание еще в 1809 г. шведским риксдагом (парламентом) первого омбудсмена юстиции. (Сравните с нашими омбудсменами и нынешней массовой апатией россиян, нежеланием брать ответственность за судьбу страны и гибель человечества в результате ядерной войны, которой угрожает миру Путин.)

С тех пор вмешательство центра в жизнь общества остается малозначительным. И сегодня муниципалитеты и лены (губернии) в Швеции обладают высокой степенью автономии. Местные власти ответственны за две трети государственных услуг. Они, например, определяют ставку подоходного налога(!). Поэтому у людей есть сильная мотивация знать, кто избран депутатом в местные органы власти, как депутат выполняет свои обязанности. Добавим, что рядовые шведы имеют полный доступ к информации органов управления и реально контролируют работу избранной власти. В Швеции приняты законы, которые препятствуют богатым людям и компаниям финансировать избрание послушных им депутатов. В Швеции парламент просто не может быть похож на Государственную думу России. В этом парламенте не заседают спортсмены, обычно у депутатов ученая степень по экономике или юриспруденции.

Важно и то, что источники происхождения доходов депутата, дорогого имущества или акций прозрачны для всех граждан. Взятки, коррупция в таких условиях предельно затруднены. Опросы общественного мнения показывают: шведы осведомлены о политике и своих политиках больше, чем в других странах Евросоюза.

 Муниципальные и парламентские выборы в Швеции проводятся в один день, и в них участвует 81-82% населения. (В России явка едва переваливает за 50%.) Избиратели ведут себя активно, хотя физическая активность самих политических партий в настоящее время гораздо ниже, чем 40 лет назад. Сказывается влияние интернета. Но в то же время становится все больше групп местных активистов. 

Во многих современных обществах распространено противопоставление «мы» – граждане и «они» – власть, бюрократия. Люди не доверяют властям, стремятся обмануть функционеров правящего режима, чтобы уйти от излишних налогов и не быть обманутыми. Скандинавские страны, напротив, отличает высокий уровень доверия властям. Граждане доверяют местным ассамблеям и профсоюзам, поскольку они сами участвовали в честных выборах, в распределении полномочий, но главное – они реально контролируют работу органов власти.

В период становления либеральной демократии Швеция отнюдь не была богатой страной. Как же удалось Швеции добиться нынешнего благополучия? В средине XIX в. в Швеции была введена система свободной торговли с Европой. Было принято решение построить сеть железных дорог, чтобы объединить протяженную, но малонаселенную страну. Потребовались государственные инвестиции, так  как в то время шведский частный капитал был еще слаб и не мог участвовать в строительстве дорог (в Европе таким строительством, как правило, занимался частный капитал).

Для развития промышленности нужны были образованные люди. Поэтому была проведена реформа образования. Началась интенсивная эксплуатация природных ресурсов, обнаруженных благодаря развитию геологической науки. Большую роль сыграла предпринимательская активность шведов, они не ждали подачек от государства и проявляли инициативу. Все эти факторы обеспечили бурный рост экономики. До 1970 г. развитие Швеции могло быть сопоставимо только с развитием Японии.

В настоящее время Швеция характеризуется предельно конкурентной экономикой. Шведские социал-демократы вовремя поняли, что большевики неправы, что нельзя резать голову курице, несущей золотые яйца. Ведь конкуренция – сильнейший двигатель прогресса! В отличие от СССР, шведскому народу не была навязана госсобственность на землю и на предприятия, там не было Госплана, административно-командная система не транжирила национальные ресурсы. Сегодня шведские предприятия, стремясь соответствовать мировому технологическому уровню, используют новейшие идеи и технологии. Сравните хотя бы автомобили Volvo и «Волгу». Но чтобы шведское общество социального благоденствия осталось не просто мечтой, необходимо было адаптироваться к очень жесткой конкуренции мирового рынка. Пример такой адаптации – компания ИКЕА. За 50 лет с момента основания она не просто выжила, но стала одной из крупнейших торговых сетей в мире. 

Известно, что каждые 10-15 лет в мире происходит финансовый кризис, но и он приносит пользу. Швеция извлекла уроки из кризиса 1990-х гг. Тогда шведы начали лихорадочно откладывать деньги «про запас», в стране возник кризис сбыта. Снизились показатели экономики, существенно возросла безработица. Но в последующие годы Швеция ошибок не повторила, поняла, как надо поддерживать национальную экономику и сбалансированный бюджет. Благодаря этому Швеция вышла из мирового финансового кризиса в лучшем состоянии, чем другие страны Евросоюза.

В Швеции принята эффективная система социальной защиты. Даже когда предприятия закрываются, люди могут рассчитывать на поддержку государства. Шведы спокойно воспринимают сокращение, зная, что в течение года они будут получать достаточно высокое пособие по безработице, позволяющее им за это время трудоустроится. Впрочем, был период, когда шведская социально-экономическая модель давала сбои, поскольку социальные пособия оказались избыточно щедрыми. Люди не работали, предпочитая получать хорошие пособия. Но ведь шведская социальная система подразумевает, что основная масса населения должна трудиться! Именно благодаря этому те немногие, кто пока не трудоустроен, могут получать надежную поддержку. Сегодня этот перекос устранен. С безработицей помогает справиться и развитая система образования, и профессиональной переподготовки. Человек, потерявший работу в одном секторе экономики, может перейти в другой сектор, который развивается.

Швеция наглядно демонстрирует: развитое местное самоуправление – важнейшее условие функционирования свободного общества. Но, для того, чтобы общество было либеральным, люди должны видеть, что они участвуют в управлении и обладают реальной возможностью влиять на решения в местных делах. Для сравнения: по данным соцопросов, до 90% россиян, участников соцопросов, заявляют, что у них нет возможности/ресурсов повлиять на решения властей; поэтому до 80% россиян не чувствуют ответственности за происходящее в России, за свое будущее и будущее своих детей. Тогда чего ждем?

Бывали времена, когда в Швеции самоуправление становилось сильнее или ослабевало. Но оно присутствовало всегда. Чтобы жить достойно, люди должны чувствовать свою причастность к принимаемым решениям и контролировать органы управления. Только так можно преодолеть отчуждение народа от власти.

 

Источник: Общая тетрадь. 2010. № 3–4. С.135–138.

[1]. Гуннар Веттерберг — глава политического департамента Шведской конфедерации профессиональных ассоциаций, историк по образованию.


Фото: Christophe Ena/AP/TASS













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.  
Реальное народовластие. Пример Швеции
13 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Известно, что в мире из двухсот с лишним стран — лишь два десятка демократических, где налицо  верховенство права, где власть имущие не могут урвать себе кусок пожирнее, а вынуждены реализовывать интересы народа, повышать его благосостояние. Я был потрясен, когда узнал, что премьер-министр Канады, лишившись своего поста, вернулся из служебной квартиры в свою двухкомнатную. Особняк он не прикупил — зарплаты не хватило. А воровать чиновникам в Канаде не дают. Для россиян это фантастика. Цель наших властей разного уровня  — обогатиться, накопить миллиарды, построить себе в Европе роскошные дворцы, оставить миллиарды детям. А соотечественники-простолюдины пусть хоть сдохнут. Их могут заменить выходцы  из Средней Азии. И на митинги они вряд ли собираться  посмеют.
Выборы в России – туфта. Сравните со шведскими
5 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На выборах в Московскую городскую Думу кандидаты от «Единой России» скрывают свою принадлежность к «партии власти», идут как самовыдвиженцы. Избирательные комиссии закрывают глаза на нарушения с их стороны, зато придираются к  подписным листам  независимых оппозиционных кандидатов. Если те реально собирали подписи  на   самых проходных местах, ходили по квартирам, то провластные кандидаты этим себя не утруждали.
Социализм – мечта, ведущая в тупик
30 ИЮЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие пожилые люди сожалеют об ушедшем социализме. Особенно жители Москвы и Петербурга. Им есть, о чем тосковать. В 1970-е годы при зарплате 120-150 рублей можно было кое-что отложить на отпуск. Работа была гарантирована, как и бесплатное образование и здравоохранение. А теперь пожилому человеку на работу не устроиться, пенсии мизерные, тарифы на коммунальные услуги поднимают 2 раза в год. За лечение плати, за учебу внука в вузе — плати. Реальный уровень жизни падает... Но самое печальное, что, наслушавшись пенсионеров, о социализме мечтают и молодые. Им кажется, что они уж точно смогли бы построить «социализм с человеческим лицом»...