Что делать?
30 октября 2020 г.
Политические партии: опыт развитых стран
6 ФЕВРАЛЯ 2019, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

В российском обществе со сменой поколений социологами отмечено изменение господствующих ценностей. Общество пока пассивное, атомизированное, не очень готово выражать свое мнение, но оно все же с европейскими ценностями. Как говорят, «общество европейское, но слабенькое». Поэтому для него ценен опыт развитых европейских стран, в частности опыт партийного строительства. Дайджест по книге Ольшанского В.В. Власть и политика. (2010 г.)

Современные политические партии, являясь частью механизма ненасильственного разрешения противоречий, конфликтов в политической сфере жизни, представляют собой один из базовых институтов общества, без которого не мыслится становление и развитие представительной демократии.

Сам термин «партия» латинского происхождения (partis), что означает “часть”.

Смысловое значение этого понятия в разные исторические эпохи изменялось, наполнялось новым содержанием. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить определение партии, сложившееся в XIX – начале XX века, с тем, как оно формулируется в современной справочной литературе. В 60-е годы ХIХ века в знаменитом словаре В.И. Даля приводится такое определение. Партия – это “сторонники, сторона, общество, защитники, единомышленники, соумышленники, собраты, товарищи по мнениям, убеждениям, стремлениям своим; союз одних лиц против других, у коих иные побуждения”. Из этого определения видно, что партия в то время не мыслилась еще как строгая организация. Близкое понимание партии содержится в “Манифесте коммунистической партии” К. Маркса и Ф. Энгельса. В начале XX века в определение партии уже включаются такие важнейшие признаки, как организация и целевое назначение партии. К примеру, Макс Вебер определил партию как группу людей, организованных специально для того, чтобы обеспечить своим лидерам доступ в правительство и контроль над его деятельностью.

В современном отечественном словаре по политологии термину “политическая партия” дается следующее определение. Политическая партия – это добровольная политическая организация, представляющая интересы определенной социальной группы и ставящая своей целью их реализацию путем достижения политической власти.

Как политический институт партия современного общества имеет четыре конституирующих ее признака:

  1. Любая партия является носителем идеологии или, по меньшей мере, особого видения мира и человека.
  2. Партия – это организация, то есть достаточно длительное объединение людей на самых разных уровнях политики – от местного до международного.
  3. Цель партии – завоевание и осуществление (чаще всего в коалиции) власти.
  4. Каждая партия старается обеспечить себе поддержку народа – от голосования за нее до активного членства.

Чтобы более рельефно очертить современное понимание партии, необходимо хотя бы кратко сказать о том, чем партии отличаются от других политических образований. Политические партии следует отличать, во-первых, от клиентелл, клик и камарилий, исчезающих вместе с их основателями, тогда как для партии характерна долговременность действия; во-вторых, от политических движений, которые не имеют свойственных партии четкой организованной структуры и детально разработанной политической программы; в-третьих, от групп давления, которые стремятся не к завоеванию государственной власти, а только к обладанию влияния над теми, кто ее осуществляет; в-четвертых, от парламентских групп, существующих только на государственном (общенациональном) уровне, тогда как партии имеют и центральные, и местные организации; в-пятых, партии своим поиском народной поддержки, особенно посредством выборов, отличаются от политических клубов, не участвующих в выборах и парламентской деятельности. Однако грани между партиями и другими политическими организациями, движениями подвижны и часто стираются. К примеру, политические движения, клубы или группы давления могут трансформироваться в партии.

Многие современные политологи вслед за немецким исследователем Максом Вебером (1864-1920) делят историю политических партий на три основных периода, когда партии представляли собой:

1) аристократические группировки;

2) политические клубы;

3) современные массовые партии.

Два первых этапа считаются предысторией политических партий. О политической партии в современном смысле можно говорить, подразумевая только третий этап в классификации М. Вебера.

Следует иметь в виду, что термин “партия” вошел в политический лексикон еще в эпоху античности для обозначения группы единомышленников, преследующей неблагородные цели. Тогда как организация друзей, преследующая благородные цели, обозначалась термином “амичитиа”. Именно в этом значении Цицерон использует эти термины. Это толкование вошло в историю, и, к примеру, для Робеспьера во Франции или для Вашингтона в США партия еще ассоциировалась со злом.

Попытки создания политических организаций в виде сословных аристократических группировок, боровшихся между собой за обладание государственной властью или за влияние на нее, предпринимались в государствах античного мира – Древней Греции и Древнем Риме. Это были временные объединения людей, которые сплачивались вокруг отдельных политических лидеров. Так, в Древней Греции в Афинах при Александре Македонском в 338-323 годы до н.э. существовали группировки Ликурга, Демосфена, Гиперида, Эсхина, Фокиона. С уходом лидера, как правило, распадалась и соответствующая фракция, группа.

В Средние века образование более или менее организованных политических групп носило эпизодический характер. Противоборство этих группировок протекало на основе сословно-юридических, религиозных или семейно-родовых отношений.

Впервые более или менее отчетливо политические партии выступают в период ранних буржуазных революций (17 век) в форме религиозно-политических группировок. И в 18 веке политические партии в Европе и США носили еще характер слабо оформленных политических организаций.

Современные политические партии сложились в 19 веке. Их создание было обусловлено потребностями развития парламентаризма, включением в политический процесс широких народных масс. В ходе буржуазных революций была разрушена феодальная система политической власти, основанная на неизменности титулов (князь, граф, барон и т.д.) по рождению или дарованных монархом, и создана новая система власти, в которой центральное место занял парламент – представительный законодательный орган, построенный целиком или частично на выборных началах. Образование парламента потребовало организации механизма выборов, определило группирование депутатов для борьбы за достижение совместных политических целей.

Образованию политических партий современного типа предшествовала деятельность политических клубов, фракций депутатов в парламентах, выражавших политические интересы различных групп буржуазии. Наиболее известны Якобинский клуб и Клуб кордельеров, возникшие в ходе Великой французской революции, а также Чарльтон Клаб и Реформ Клаб, созданные в Англии в 30-х годах 19 века. Современные политические партии появились в результате слияния в единые организации множества местных избирательных комитетов, которые обеспечивали поддержку депутатам, принадлежавшим к какой-либо одной парламентской фракции. Политические партии, в отличие от политических клубов, не ограничивали свою деятельность обеспечением поддержки кандидатам со стороны влиятельных кругов общества и сбором финансовых средств, необходимых для проведения избирательной кампании. Они, помимо этой традиционной для клубов деятельности, все больше ориентировались на поиск постоянной и достаточно массовой социальной опоры в среде избирателей.

Политические партии современного типа возникли в США и Англии в середине 19 века. Демократическая партия США организационно оформилась в ходе избирательной кампании 1828 года, а в начале 30-х годов 19 века получила свое нынешнее название. Ее социальной базой стала широкая коалиция демократического фермерства, городских низов и плантаторов Юга, сложившаяся в конце 18 века в борьбе с торгово-промышленной буржуазией Северо-Востока. Республиканская партия США основана в 1854 году как союз крупных капиталистов Севера с фермерами, живущими за пределами южных штатов, мелкой и средней буржуазией небольших городов. При образовании Республиканской партии главной задачей была провозглашена борьба с рабством.

В Англии современные партии были образованы на основе политических партий эпохи феодализма: партии Вигов и партии Тори. Виги образовали Либеральную партию Великобритании. Первая национальная либеральная организация возникла в 1861 г. в Лондоне. В 1877 году была создана Национальная федерация либеральных ассоциаций. Либеральная партия выражала в этот период интересы торгово-промышленной буржуазии. Консервативная партия Великобритании образовалась в результате эволюции партии Тори и на ее основе. Местные организации консерваторов стали возникать после парламентской реформы 1832 года.

В 1867 году был создан Национальный союз консервативных и конституционных ассоциаций. Во второй половине 19 века Консервативная партия стала выражать интересы не только землевладельцев, но и достаточно широких кругов колониально-банковской и крупной промышленной буржуазии, начавших отходить от Либеральной партии.

Вот как описывают складывание в своей стране современной партийной системы сами англичане. С конца 17 века, пишет публицист Карен Хьюитт, неофициальные группы в парламенте стали медленно, годами складываться в партии, представляющие интересы различных властных групп. В результате образовались две партии: “тори” (предшественники консерваторов), отстаивавшие интересы аристократов-землевладельцев и села, и “виги” (предшественники Либеральной партии) стоявшие за горожан, купцов и новых промышленников. До 1832 года электорат (лица, обладающие правом голоса) был очень малочисленным, однако со временем были приняты законы, приведшие к его значительному расширению. К концу века право голоса получили все взрослые мужчины, и только в 1928 году это право получили женщины. Начиная с 20-х годов 20 века, основными политическими партиями Великобритании остаются консерваторы, представляющие в основном тех, кто обладает властью и состоянием, и лейбористская партия, вышедшая из радикального крыла Либеральной партии и ставшая немарксистской рабочей партией.

Становление политических партий в дореволюционной России имело много общего с тем, как это происходило в Западной Европе. Однако формирование партий в России имело и свою специфику. Вопреки преимущественно аграрной социальной структуре страны первой здесь возникла марксистская, социал-демократическая рабочая партия и только потом возникла партия эсеров и первые буржуазные партии. В конце 19 – начале 20 века в России существовало около 50 крупных политических партий: 6 помещичье-монархических, 22 буржуазные (в том числе 14 либеральных, самая крупная их них – партия кадетов), 8 консервативных, 17 мелкобуржуазных и революционная социал-демократическая партия большевиков. Такова краткая история возникновения современных политических партий.

Возвращаясь к анализу сущности и роли партий в жизни современного общества, следует рассмотреть основные функции партии. Функции партии наиболее рельефно демонстрируют ее роль в политической жизни и выражают необходимость решения ею двух групп задач: внутренних и внешних. Внутренние функции включают: привлечение в ряды партии ее сторонников, пополнение партийной кассы, регулирование отношений между первичными организациями, партийной элитой и рядовыми членами партии и др. К внешним, основополагающим для партии функциям относятся:

  1. Борьба за завоевание и использование государственной власти в интересах определенной группы населения. Это основное, центральное направление деятельности партии. Партия или блок партий, став правящими, непосредственно участвуют в формировании и осуществлении внутриполитического и внешнеполитического курса государства. Они определяют приоритеты в решении политических, экономических, социальных и других проблем развития общества, осуществляют перевод социальных требований в политические решения.
  2. Рекрутирование политических лидеров и элит на всех этажах политической системы. Эта функция реализуется в процессе подбора, подготовки и выдвижения кадров для самой партии и государственного аппарата, в формировании политической элиты, в подготовке граждан к политической деятельности. Активно участвуя в деятельности партии, человек обогащается политическим опытом, приобретает практические навыки политической борьбы. Партии, по существу, являются своеобразными политическими университетами, готовящими профессиональных политиков.
  3. Социальная интеграция. Реализуется эта функция стремлением партии обеспечить связи масс с государственными институтами, стремлением перевести противоречия, конфликты между различными социальными группами в русло их ненасильственного, цивилизованного разрешения. Это во многом осуществляется за счет институализации политического участия граждан, замены стихийных форм их политической активности формализованными, подверженными контролю и, конечно, согласованием собственных интересов, целей, программ с другими участниками политического процесса.
  4. Электоральная функция. Она состоит в том, что партии организуют избирательную кампанию, обеспечивают ее идеологически, пропагандистски, готовят избирательные бюллетени, выдают и подсчитывают их.
  5. Идеологическая функция. Она проявляется в разработке теоретических концепций, партийных программ, лозунгов, деклараций и т.п., призванных стать идеологической основой партийной пропаганды и практической деятельности партии. Партии стремятся расширить число своих сторонников, вовлечь новых людей в политическую жизнь, привить им свою систему политических убеждений и ценностей, выработать определенные образцы политического поведения. Не все политические партии считают идеологическую функцию принципиальной для себя. Однако даже прагматические партии, считающие для себя главной функцией подготовку и проведение избирательных кампаний по выборам институтов власти, даже такие партии действуют на основе определенных идеологических ценностей, идентификация с которыми имеет важное значение в привлечении к себе новых сторонников.

Основным способом осуществления партией внешних функций является выдвижение ею своих представителей на выборах в органы государственной власти и борьба за их избрание. Партия, одержавшая победу на выборах или получившая в законодательных органах места для своих представителей, получает возможность участвовать в подборе и расстановке управленческих кадров, в формировании правящей элиты и таким образом участвовать в принятии политических решений.

Период избирательных кампаний по выборам президента, законодательных органов власти – это наиболее активная фаза деятельности партий. Однако этим не исчерпывается их активность. Одержав победу, партия стремится сохранить свое влияние на население, поддержавшее ее на выборах, и по возможности расширить число своих сторонников. С этой целью организуются пропагандистские кампании в средствах массовой информации и другие мероприятия, призванные убедить население в правильности сделанного выбора.

Партия, потерпевшая поражение, действует в прямо противоположном направлении. Она пытается критикой органов государственной власти и принятием других мер завоевать себе более широкую социальную базу, повысить свой авторитет среди населения.

Чтобы успешно осуществлять свою деятельность, партии имеют достаточно четкую внутреннюю структуру. Основными элементами этой структуры являются:

  1. Ядро партии. Оно состоит из лидера партии, партийной элиты, принимающей вместе с лидером основные партийные решения; стабильного бюрократического аппарата, выполняющего приказы партийной элиты; партийных активистов, участвующих в партийной жизни, не входя в бюрократический аппарат.
  2. Рядовые члены партии (партийная масса).
  3. Меценаты, богатые покровители партии, помогающие ей материально. Они могут состоять членами партии, а могут быть и вне ее состава. Финансовая поддержка партий со стороны тех или иных организаций или конкретных лиц – широко распространенная в современном мире практика. Благодаря своей финансовой поддержке, меценаты способны оказывать достаточно серьезное влияние на деятельность партии, определение ее приоритетных задач.
  4. Иногда в структуру партии включают ее сторонников, которые, не являясь членами партии, симпатизируют ее деятельности, поддерживают, по крайней мере, частично ее программные цели. В некоторых случаях влияние сторонников партии может быть решающим. Так, в ходе избирательной кампании они могут склонить чащу весов в пользу своей партии.

Говоря о партийных предпочтениях различных слоев населения, американские политологи (Липсет, Роккан) считают, что на выбор граждан влияет сочетание пяти обстоятельств: общественное положение, уровни доходов и образования, местожительство, религиозная принадлежность. Позднее к этой политологической модели Инглхарт (США) добавил еще и идеологический фактор. Появление шестого фактора явилось следствием постепенного вытеснения в общественном сознании индустриально развитых стран традиционных ценностей и, соответственно, преодоления политического размежевания по линии “консерватизм – либерализм”, “правые – левые”. Приходит постматериальная система ценностей, носителями которой являются преимущественно новые, высокообразованные и приспособленные к жизни в условиях развития информационной революции социальные группы.

По модели Липсета – Роккана считалось, что люди, имеющие скромный доход, невысокий уровень образования, статус рабочего, мелкого служащего отдают предпочтение партиям левой ориентации. Они предпочитают, к примеру, социал-демократические партии за их приверженность материальным, социально-экономическим ценностям. В то же время группы людей, имеющие высокий уровень образования, значительный социальный статус и хорошие доходы образуют массовую базу консервативных сил. Часть населения, более других тяготеющая к религии, отдает свои симпатии партиям, отстаивающим религиозные ценности. Описанный алгоритм партийного выбора был в целом справедлив для западных демократий вплоть до 80-х годов ХХ века.

Однако в конце 80-х годов получает широкое признание модель Инглхарта, позволяющая увидеть насколько усложнилась механика образования партийных симпатий. В наши дни человек чаще рассматривает политические процессы не только с позиции своего социального статуса или традиционной симпатии к господствующей в его районе партии, а в гораздо более широком идейно-политическом контексте, вне традиционных схем “правый – левый”. В этом случае выбор в пользу социал-демократии может определяться уже не ее приверженностью материальным ценностям, а включением в программу идей из разряда постматериальных, что радикально меняет политический стиль и образ жизни самой партии.

 

В современных условиях достаточно актуальной является дискуссия, продолжающаяся среди политологов по вопросу о соответствии самого института политических партий всеобщим принципам демократии. Сложилось три преобладающих над другими подхода в решении этого вопроса. Сторонники первого считают, что партии не стоит относить к супердемократическим элементам, поскольку они в той или иной мере олицетворяют наряду с демократическим и олигархическое начало в политике (высшая власть в партии принадлежит узкой привилегированной группе). Однако озабоченность партий победой на выборах заставляет их формировать программу деятельности, отвечающую интересам избирателей и бороться за возможно более последовательное ее выполнение. Это оттесняет эгоистические устремления партийной олигархии, вынуждает ее выражать демократическую тенденцию своей деятельностью. Но демократизм партии должен обеспечиваться внутренней структурой партии и соответствующей системой внутрипартийных отношений.

Второй подход определяют противники института политических партий. Они исходят из того, что при представительной демократии партии неизбежно бюрократизируются, внутри них и в парламентской системе в целом утверждается иерархия, что ведет к отчуждению народа от центров власти. Следовательно, партийные функционеры способны использовать делегированные им избирателями полномочия в своих корыстных целях, что несовместимо с подлинной демократией.

Третий подход представлен сторонниками французского политолога М. Дюверже. Они ищут разумные основания для продления века представительной демократии, считая, что высшие партийные структуры (руководство, депутаты) должны жестко контролироваться партийными массами. Демократические идеалы и цели, конструктивная, во имя общественных интересов роль партий в парламенте и других органах власти предопределяют нормы внутрипартийной жизни. Таким образом, если цели партии не демократичны, то и характер внутрипартийных отношений таков же, и наоборот.

Возможно, что определенная популярность последнего подхода способствовала распространению убеждения о том, что партия с подлинно демократическими целями и внутренней организацией способна демократизировать “окостеневшие” партийные системы Запада. В результате появились сторонники партий “новой волны”, которые верят в способность этих партий оживить систему представительной демократии.

Партии “новой волны” возникли как следствие многих факторов социального развития экономически развитых стран, прежде всего сдвигов в структуре и ценностных ориентациях индустриальных обществ, бурного развития новых социальных движений, усиления напряженности в отношениях гражданского общества и государства.

К моменту появления партий “новой волны” некоторые национальные партийные системы стали терять свою привычную устойчивость, в том числе и ввиду падения престижа партий “старого образца”. Определенную роль в этом процессе сыграло ощущение многих, что традиционные партии отчуждаются от гражданского общества, входя в опасную для демократии и гражданских свобод близость с государственными институтами. Свою роль сыграло и растущее недовольство уровнем демократизма традиционных представительных систем. Многие политологи, а также все, кто не равнодушен к будущему демократии, увидели в партиях “новой волны” спасение от действительных и мнимых бед классических партийных систем и традиционной представительной демократии.

Основное отличие партии “новой волны” от классического типа заключается в принципиально ином организационном строении, а также в другой системе взаимоотношений с избирателями и сочувствующими. Эти партии образовались из наиболее активной части родившихся в последние десятилетия новых социальных движений и в 80-е – 90-е годы довольно быстро закрепились в партийных системах ряда западноевропейских стран. Партии “новой волны” часто называют партиями “движенческого типа”, поскольку они обычно берут за образец организационную структуру и деятельность новых социальных движений. В качестве иллюстрации этого положения можно назвать социал-демократическую партию Великобритании, пацифистскую социалистическую партию Нидерландов, партию “зеленых” ФРГ.

Специфику строения партий “движенческого” типа и их отличие от традиционных партий можно показать на примере партии “зеленых” ФРГ.

Партия “зеленых” ФРГ характеризуется полной открытостью и гласностью внутрипартийной жизни, сокращением до минимума профессионального партийного аппарата (в него входят всего 11 человек), отсутствием постоянного партийного лидера, а также традиционно оформленного членства. Внутрипартийные отношения характеризуются децентрализованным механизмом принятия решений, жестким контролем снизу за деятельностью руководства партии и депутатов. Местные организации обладают правами автономии по отношению к руководству, в их работе участвуют сочувствующие целям “зеленых” избиратели, а не только члены партии. Депутатами от “зеленых” могут быть люди, не являющиеся членами партии.

На местах: (“внизу”) решения принимаются съездами, где голосуют все “зелёные” данного района или целые делегации, когда один человек представляет не более 20 членов партии. Главный административный орган – национальный исполком, назначаемый делегатами общенемецкого съезда. Для постоянной связи руководства партии и депутатов с массами используется ротация, когда после 1-2 лет пребывания в руководстве или половины срока в бундестаге функционер или депутат отзывается назад в местные отделения. Столь необычное для традиционных партий организационное строение партии “зеленых” обусловлено тем, что большинство участников по-прежнему чувствуют себя прежде всего членами новых социальных движений и только затем – партии «зеленых». Итак, обобщив сказанное, можно выделить три специфических принципа организационного строения этой партии: 1) наличие эффективного канала связи “снизу вверх” и контроля руководящей группой; 2) ротация кадров; 3) упор в работе на кадровых членов партии и их широкие права.

Следует подчеркнуть, что партии “движенческого” типа или “волны” в сравнении с традиционными характеризуются большей идейной мобильностью, более гибкой и менее формализованной структурой, а также специфическим стилем политической деятельности. Эти партии уже завоевали значительный авторитет в западноевропейских странах, они своими успехами в политике заставили партии классического образца задуматься над проблемой своего старения, что привело последних к активному заимствованию многих элементов у партий “движенческого” типа. В целом можно утверждать, что сегодня задача демократического совершенствования политических партий и партийных систем в экономически развитых странах самим ходом мирового развития выдвинулась в центр общественного интереса.

_________________________________________
1. Ольшанский В.В. Власть и политика. 2010

 Фото: лицензия Pixbay.com












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.