Цензура
19 июня 2019 г.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». Выдам маленькую организаторскую тайну – эта растяжка была изготовлена, если я не ошибаюсь, еще два года назад. Однако пронести ее на территорию протестной акции нам удалось впервые. И на Мосту, куда уже по традиции все, кто помнят и любят Бориса Немцова, приходят в час его подлого убийства, в 23.30 27-го февраля, полиция в происходящее не вмешивалась. О том, что за нами все же приглядывают, напоминала пара сотрудников, дежуривших в сторонке, да автозак на склоне Васильевского спуска. И даже прокремлевская шпана из НОДа и СЕРБа, регулярно все эти четыре года разоряющая мемориал и нападающая на гражданских активистов его оберегающих, с цепи спущена не была. Бригада Гоши Тарасевича в эти дни осталась в своих норах – они не пришли на Немцов Мост в ночь его памяти и не попытались сорвать открытие выставки, посвященной Немцову, в Сахаровском центре.

Впрочем, не будем наивными – вряд ли разумно искать в данной краткосрочной «оттепели» признаки грядущего «глобального потепления» и скорого таяния ледника могучего российского тоталитаризма. Скорее всего, речь идет о временной природной аномалии, и я продолжаю придерживаться той точки зрения, что сам по себе лед этот не растает. Нам придется его топить. Но, собственно говоря, и сама власть в эти же дни развеяла радужные мечты заядлых оптимистов и самым убедительным образом доказала нам, что снижать давление на оппозицию в частности и на гражданское общество в целом вовсе не собирается.

26-го февраля стало известно, что МВД объявило в розыск бывшего директора Фонда борьбы с коррупцией Романа Рубанова. Уголовное дело против одного из ближайших соратников Алексея Навального заведено еще в конце прошлого года по статье, предусматривающей наказание до двух лет лишения свободы. Однако г-н Рубанов лишаться свободы на два года не захотел и уехал из России. Обвиняют его в отказе исполнять решение суда. А именно – удалять со всех ресурсов созданный в свое время командой Навального фильм «Он вам не Димон». А день спустя после того, как стало известно об очередном ударе по команде Навального, видимо, в рамках кампании по диверсификации репрессий случилась полицейская облава в московском офисе «Открытой России». Причем по удивительному стечению обстоятельств операция по захвату офиса осуществлялась в тот самый момент, когда там проходила «прямая линия» с Михаилом Ходорковским. Однако с наскока ворваться в здание не удалось. Полицейские были допущены в здание только после приезда адвокатов «Открытой России». Позже свое поведение они объяснили информацией о якобы осуществляемых внутри неких «противоправных действиях». В итоге у десятков человек проверили документы, а одну из активисток, Фатиму Алееву, задержали. Видимо, чтобы продемонстрировать начальству хоть какой-то результат всей этой мощной спецоперации. Фалеевой вменяют административную статью за неподчинение требованиям сотрудников правопорядка. Девушка наотрез отказалась писать объяснительную записку.

Словом, власть сама вполне недвусмысленно дает понять, что ни о каких послаблениях не может быть и речи. Ну, честно говоря, как уже было сказано выше, мы на это не очень и надеялись.    





Фото: Твиттер "Открытой России"












  • Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.

  • Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.

  • Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2019
Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.
В блогах
5 ИЮНЯ 2019
Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.
Олигарх на «Коммерсанте»
22 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Специального корреспондента «Ъ» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики газеты Максима Иванова уволили за статью «Спикеры делать из этих людей», опубликованную в «Коммерсанте» 17.04.2019. Тема статьи — возможный уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначение на этот пост главы СВР Нарышкина. Статья написана в фирменном стиле «Ъ»: в нейтральном тоне и даже с известной симпатией к Матвиенко, в поведении которой журналисты разглядели элементы самостоятельности и даже некоторой фронды по отношению к чиновникам и к Госдуме.
Прямая речь
22 МАЯ 2019
Леонид Гозман: Пространство разрешённой свободы очень сильно сужается. Это происходит потому, что власти относительно недавно начали понимать, что потеряли все рычаги влияния на общество.
В СМИ
22 МАЯ 2019
"Ведомости": Все сотрудники отдела политики газеты «Коммерсантъ», включая редактора отдела Аллу Барахову, и заместитель шеф-редактора издательского дома Глеб Черкасов в понедельник подали заявления об увольнении...
В блогах
22 МАЯ 2019
Алена Солнцева: Радикально? Просто честно. Все-таки, если у людей есть достоинство, его с манной кашей не съешь.
Ну, за свободу печати. Не чокаясь
3 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 3 мая – Всемирный день свободы печати. В этот день 28 лет назад африканские независимые СМИ в столице Намибии городе Вундхуке подписали декларацию, в которой призвали правительства всех государств обеспечивать свободу прессы и ее демократический характер. Правительства, естественно, африканским независимым СМИ отказать не смогли и принялись обеспечивать… В России, например, с тех пор в связи с выполнением служебных обязанностей было убито свыше 300 журналистов, введена государственная цензура, а поле независимых СМИ выжжено дотла. 
Статистика как неуважение к власти
24 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Недавно принятый закон, карающий за неуважение к власти, который Путин и его обслуга задумывали как новое оружие против критики чиновников со стороны граждан, оказался оружием обоюдоострым. Поскольку дела «о неуважении» начали приобретать характер дискуссии о том, а за что, собственно, нынешнюю власть можно уважать. Иногда эта дискуссия носит вполне откровенно ернический характер. Например, ярославские интернет-СМИ «76.ру» и «Яркуб» подверглись блокировке за публикацию фотографии здания местного управления МВД с надписью из двух слов...