Что делать?
19 июня 2019 г.
Что творят наши правители?

ТАСС

«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной.

Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.

Стратегическая культура как взгляд на внешний мир

Стратегическая культура — совокупность взглядов, убеждений и подходов элиты, связанных с внешней политикой и «большой стратегией». Именно эта культура определяет действия лиц, принимающих решения в области безопасности и внешней политики. Их реакция на внешнеполитические события кажется им естественной и даже неизбежной.

Генезис российской стратегической культуры восходит к досоветской эпохе, при коммунистическом правлении она была артикулирована. В современном российском мышлении воспроизведены следующие положения традиционной стратегической культуры: признание постсоветского пространства сферой российского влияния; особая важность Украины как моста на Запад и одновременно буфера от потенциальной западной агрессии; восприятие Украины и Белоруссии как «случайно независимых» — частей, отколовшихся вследствие распада Советского Союза (каковой распад, в свою очередь, был итогом подрывных действий США) от материнского русского народа и русской культуры.

В оптике российской стратегической культуры Украина и Белоруссия — искусственно созданные и неполноценные государства, чье формально независимое существование оправдано лишь в случае их стратегического подчинения Москве. Дрейф Украины и Белоруссии на Запад воспринимается как покушение на национальную идентичность России и опасный вызов безопасности страны.

Вероятно, самый важный и наиболее известный ингредиент российской стратегической культуры — это идея стратегического терпения. Российская элита уверена, что русский народ готов бесконечно долго терпеть лишения и страдания перед лицом внешней угрозы: российская экономика не динамична, но устойчива, она адаптируется к новым санкциям и обладает большим запасом прочности; терпение приведет к тому, что рано или поздно перед Россией откроется окно возможностей и она добьется своих целей.

В конце 2016 года на какое-то время показалось, что эта идея сработала: брекзит, кризис в Евросоюзе и победа Трампа на президентских выборах выглядели как окно возможностей для России. Однако ожидания не оправдались. Ничего, не получилось тогда, получится позже — думают теперь стратеги Кремля. Например, в 2020 году, когда они ожидают глобального экономического кризиса, к которому активно готовятся.

Влияние корпоративной идентичности

Россия — единственная страна в мире (и, возможно, в мировой истории), которой управляют бывшие и действующие офицеры разведки. Корпоративная идентичность КГБ СССР влияет на политику в трех основных аспектах.

Во-первых, политика, особенно внешняя, видится в конспирологическом свете. Любые неприятные и неприемлемые для Кремля действия воспринимаются как инспирированный Западом заговор. Особый гнев вызвали демократические революции на постсоветском пространстве, прежде всего на Украине, главной причиной которых считают «подрывную активность» США. Причиной протестов в России в 2011-2012 годах также полагают действия США и связанных с ними российских олигархов.

Паранойя — родовая черта спецслужбистов во всем мире. Но только в России они управляют страной.

Во-вторых, методы спецслужб перенесены во внутреннюю и внешнюю политику России и используются как ключевые инструменты. Попытки (порою небезуспешные) коррумпировать европейских лидеров, поддержка популистских партий и движений в Европе, кибератаки, массированная пропаганда в социальных сетях и пр. — все это было позаимствовано из арсенала спецслужб и получило обобщенное наименование «гибридная война».

Во внутренней политике лучшими средствами управления считаются шантаж, селективный террор и насаждение атмосферы страха. То есть воспроизведен — возможно, отчасти бессознательно — modus operandi советских спецслужб.

В-третьих, чекистам свойственна мания контроля. Любая неподконтрольная деятельность — в бизнесе, культуре, гражданской активности, политике — рассматривается как потенциально подрывная, а потому подлежащая искоренению или взятию под контроль.

Индивидуальный профиль Путина и субкультура «пацанов»

ТАСС

Президента Путина мало занимают внутренняя политика и экономика России, он полагает, что эти сферы в целом успешно контролируются его администрацией, правительством и Центробанком. Основная область его интересов — внешняя политика и оборонное строительство, именно в них личность Путина обретает яркое и наиболее заметное воплощение.

Для понимания влияния на политику наиболее важны два аспекта личности Путина. Во-первых, сформировавшийся за годы президентства мессианский комплекс. Путин убежден в том, что именно он — тот человек, который поднял Россию с колен, восстановил ее могущество, и что его ведет сам Господь. Религиозность Путина — не игра на публику, а подлинное чувство.

Из религиозного мессианизма Путина вытекает его специфический взгляд на внешнюю политику. Он рассматривает ее не как взаимодействие, порою конфликтное, государств и стран, а как арену противостояния мистических сил, где Путин и Россия олицетворяют силы света, а США и Великобритания — силы зла. Окружение российского президента в значительной мере разделяет его взгляды. Кремль уверен, что главная цель врагов России — свергнуть непосредственно российского президента. Нетрудно догадаться, что такой подход затрудняет любое общение с Западом, хотя лично Путин не без симпатии относится к Трампу.

Второй ключевой аспект личности Путина — это субкультура, в которой он формировался. Судя по биографии, Путин вырос в среде так называемых реальных (правильных, конкретных, четких) пацанов, чьи основополагающие принципы более чем близки принципам офицеров советского КГБ. Это культ силы; внутригрупповая демократия; превосходство группировки над обычным населением; право группировки взимать дань с обычного населения, причем ее власть над населением основана на обычном праве, а не на законе; допустимость насилия над слабым и неорганизованным населением; уважение к силе и способным дать отпор; допустимость лжи и обмана — главное, стать победителем (cм. отличный анализ субкультуры «пацанов»: Стивенсон Светлана. Жизнь по понятиям. Уличные группировки в России. М., 2017). Главная идея морального кодекса «пацанов» предельно проста: сила — единственный источник и, наряду с хитростью, ключевой инструмент власти, все остальное — закон, мораль, общественное мнение — не имеет значения.

Ряд участников «ближнего круга» президента тоже формировался в субкультуре «реальных пацанов». Многие (внешне)политические и экономические практики современной России прекрасно объясняются и описываются этой субкультурой.

Таким образом, мы имеем дело с последовательным, целостным и внутренне логичным мировоззрением правящей группы российской элиты. Оно не может быть разрушено или поставлено под сомнение моральной, культурной или интеллектуальной критикой извне. Ведь до сей поры это мышление позволяло успешно руководить страной и добиваться групповых целей, то есть было эффективным. Поэтому оно начнет разрушаться только в том случае (и никак иначе!), если и когда его практические результаты приведут к серьезным поражениям и провалам.

Автор — политический аналитик, доктор исторических наук

Оригинал можно прочитать здесь

 
Фото: 1. Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС
2. Михаил Метцель/ТАСС














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!