В оппозиции
19 июня 2019 г.
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать

ТАСС

В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.

Доводы апологетов «мирных разрешенных шествий» сводятся к простому, но, с моей точки зрения, тоже важному аргументу: людям необходимо создать безопасные условия для выражения своих политических взглядов и предъявления требований. Дескать, далеко не все готовы идти под дубинки ОМОНа.

Во время проведения последнего Марша Немцова его организаторы обратили внимание на то, что на этот раз власти вели себя более чем лояльно. Даже такая важная для них процедура, как цензурирование плакатов и баннеров, с которыми люди шли на акцию, носила вполне формальный характер. Некоторые тогда высказали надежду, что, возможно, произошел некий перелом в отношении политического и силового руководства к согласованным акциям оппозиции. Что теперь, дескать, чтобы не провоцировать стихийных протестных выступлений, начальство станет терпимее относиться к тем мероприятиям, которые само легитимизировало. 10 марта московская полиция развеяла эти надежды более чем решительно.

На митинг «За свободный Интернет» по нынешним временам собралось действительно много народу. «Белый счетчик» насчитал, что в тот день через рамки на проспекте Сахарова прошли более 15 тысяч человек. Собственно говоря, первые приключения радетелей свободы Всемирной сети начались на этих самых рамках.

Полиция неожиданно задержала несколько активистов Либертарианской партии, которые раздавали голубые шарики людям, шедшим на митинг. Причина, приведенная в обоснование репрессивных действий, поражает воображение и носит абсолютно издевательский характер. Задержание активистов сотрудники московской полиции объяснили тем, что надувной шарик — это «беспилотное летающее средство, для эксплуатации которого требуется лицензия». Дальше — больше.

Еще до начала митинга силовики буквально сорвали задник со сцены, на котором было написано «Нет цензуре! Против изоляции Рунета». Мне приходилось сталкиваться с подобными действиями правоохранителей. Но никогда раньше силовики не пытались запретить наглядную агитацию, которая бы прямо цитировала заявку, одобренную мэрией, и не содержала бы никакого постороннего контента. То есть эта силовая абсолютно незаконная акция вошла в прямое противоречие с решением Департамента региональной безопасности при правительстве Москвы, который ранее все эти темы и лозунги утвердил самим фактом согласования митинга.

Сегодня абсолютно бессмысленно гадать, чем вызвана столь жесткая реакция на желание граждан высказать свое отношение к пакету законов сенатора Клишаса, к попытке принять ограничительные меры в отношении свободного распространения информации и коммуникационных сервисов. Причин может быть сколько угодно. Ясно другое.

В минувшее воскресенье власти весьма убедительно продемонстрировали, что для них факт официального согласования не стоит и ломаного гроша. Что, как только у них возникает необходимость, они это самое согласование хладнокровно игнорируют и ведут себя так, будто его вовсе не существует. А коли так, тогда зачем что бы то ни было согласовывать? В чем ценность этой разрешительной бумажки? По-моему, отныне никакая. А раз так, то больше мы за ней не придем. Ну, я, по крайней мере…


Фото: 1-2, 4.Россия. Москва. 10.03.2019. Участники митинга против изоляции рунета на проспекте Сахарова. Владимир Гердо/ТАСС
Фоторепортаж Василия ПЕТРОВА и Натальи ДЕМИНОЙ
Видео Егений ШМУКЛЕР



ТАСС

Василий Петров
ТАСС
Василий Петров
Василий Петров

Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров











Видео Егений ШМУКЛЕР








      












  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.