Борьба с коррупцией
30 сентября 2020 г.
Прямая речь
28 МАРТА 2019

Леонид Гозман, политик, президент движения «Союз правых сил»:

Представление о продолжающейся борьбе между «либералами» и «силовиками» неправильное. Рассматривать его – то же самое, что рассматривать сегодняшний конфликт вокруг «Брексита» в терминах войны Алой и Белой розы. Уже давно произошла перегруппировка сил, и сегодняшние лагеря не связаны ни с Йорками, ни с Ланкастерами. Это просто другие структуры. Произошло переформатирование субъектов, сложились новые союзы и противоречия. Поэтому, когда сегодняшние события пытаются объяснять с помощью старых концептов, это не отвечает реальности. Борьба в этом «террариуме единомышленников» идёт дикая. Мы видим её периодические выбросы. Но её неправильно описывать в терминах такого объяснительного конструкта.

Но с учётом того, как много всего идёт вразнос и того, что у властей, очевидно, не получается гораздо больше, чем получается, боюсь, что у первых лиц нет других возможностей для сохранения власти и стабильности, кроме репрессий. Этот путь тоже тупиковый, как показывает опыт нашей и многих других стран. В конце концов, всё равно всё взрывается. Но не сегодня. Это принцип «умри ты сегодня, а я завтра». Поэтому репрессии в том или ином виде будут продолжаться.

Но из этого не следует, что отставка, арест или что-то подобное ожидает Дмитрия Анатольевича Медведева. Будучи исполняющим обязанности президента, он говорил, что «свобода лучше, чем несвобода», и излагал другие глубокие мысли, но не он является лидером какой-то политической группы, символом или идеологом. Его вес в обществе значительно ниже его формального статуса. Как премьер-министр и бывший президент он был бы лидером определённого политического направления в любой другой стране. Но он, очевидно, таковым не является. Как следствие, он – не та фигура, отстранение которой привлечёт внимание. Люди просто пожмут плечами, может вспомнят, что его звали «айфончик».







Прямая речь
24 СЕНТЯБРЯ 2013

Кирилл Кабанов, Национальный антикоррупционный комитет: 

Ничего сенсационного в этой новости нет. Коррупция у нас есть везде. Сигналы о коррупции поступают по всем направлениям. Говорить, что у нас есть структура, в которой не существовало бы коррупции, вообще невозможно. Именно поэтому мы и говорим, что сейчас происходит совершенно нормальная процедура. Пока непонятно, как поступила информация. Наверно, когда появятся более подробные сведения, можно будет делать какие-то выводы. Если говорить о коррупционных рисках, то те люди, которые сами занимаются, в частности, противодействием коррупции, находятся в наиболее высокой степени коррупционного риска.

В отличие от других спецслужб, для Следственного комитета сообщение о коррупции в своих рядах — нормальная и позитивная практика. Это попытка сделать ситуацию более прозрачной, рассказать, что они борются с коррупцией и в своих рядах.

Прямая речь
28 НОЯБРЯ 2013

Ольга Божьева, специальный корреспондент отдела силовых структур газеты «Московский комсомолец»:

Сериал продолжается. На мой взгляд, это некоторая дань общественному недовольству по поводу того, что Сердюков не являлся фигурантом уголовного дела. Насколько это серьёзно — я не знаю, говорить об этом пока рано. Народ относится к этому иронично, уже ходят анекдоты в духе того, что за халатность его обвинили потому, что, когда пришли к Васильевой его арестовывать, он был в халате, был бы в трусах — судили бы за трусость. Что мы увидим дальше — трудно сказать. Меня лично интересовала бы, к примеру, такая вещь: если ему предъявлено обвинение по уголовной статье, то предполагается ли какая-то мера ограничения свободы. Что это будет? Подписка о невыезде, реальный арест? Дальше, 56 миллионов, которые ему инкриминируются, это, на взгляд многих, маловато, но всё-таки, насколько я понимаю, предполагает статью о хищениях в особо крупном размере.