В оппозиции
19 июня 2019 г.
Глоток свободы и его послевкусие

ТАСС

Беспрецедентный с 2011 года взрыв общественного возмущения, связанный с арестом журналиста-расследователя Ивана Голунова по наглому и чрезвычайно небрежно сфальсифицированному обвинению, весьма ясно продемонстрировал: отстроенная за 20 лет Владимиром Путиным система госуправления подходит к своему завершению (предсказывать как скоро это самое «завершение» наступит, сейчас вряд ли кто-нибудь рискнет). В полном соответствии с незабвенной формулой низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому. Подведомственные граждане, даже те, кто еще вчера демонстрировал лояльность режиму, вдруг ощутили, что с них хватит. Хватит беспредела силовиков, которые могут по высосанному из пальца обвинению на много лет засадить любого: хоть миллиардера-инвестора Майкла Калви, хоть оппозиционного политика Навального, хоть журналиста Голунова. А также тысяч ни в чем не виноватых людей по необъятной России, все несчастье которых в том, что их бизнес или жена приглянулись местному прокурору или менту. Гражданам России явно надоел суд, давно ставший придатком ФСБ, МВД и Следственного комитета. Судя по событиям в Екатеринбурге, граждан России достало и насильственно внедряемое официальное православие, представляющее собой сращение бюрократии и мракобесия. А экологические протесты в Архангельской области показывают, что людям решительно надоело, что их будущее и будущее их детей зависит от корыстных кувшинных рыл из местной администрации. При этом происходит очевидное нарушение безумных законов, которые объявляют преступлением любое не одобренное самой властью выражение протеста. Выходящие на улицы люди стали игнорировать эти запреты.

Еще более показателен кризис наверху. Налицо ситуация, когда основы и скрижали путинского государства приходят в очевидное противоречие с насущными потребностями Кремля. Все двадцать лет главный начальник страны тщательно отстраивал систему, при которой власть «правоохранителей» незыблема. В результате с любым противником можно расправиться, предъявив любые бессмысленные обвинения. Естественно, опера и следователи, а также их начальники стали «немножко шить» дела не по приказу начальства, а «тильки для сэбе». Говорят, Майкла Калви арестовали по просьбе бизнесмена, который дружит с сыном важного путинского вельможи. Дело Ивана Голунова соорудили полицейские среднего звена по просьбе бандитов средней руки. В итоге с треском провалилось одно из важнейших для Путина мероприятий – Петербургский экономический форум. Главным событием форума, посвященного инвестированию в Россию, стало обсуждение судьбы инвестора, который был арестован. И глава государства не нашел ничего лучшего, кроме как повторить свою обычную жвачку про то, что наш самый справедливый в мире суд разберется. При том, что вполне провластные люди, вроде депутата Макарова, позволяют себе острить относительно того, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин является главным экономическим регулятором в стране. Подозреваю, не за горами время, когда Путину начнут смеяться в лицо, когда он в очередной раз скажет, что суд разберется. А последний день форума был сломан арестом Голунова. Ньюсмейкеров спрашивали не о блестящих экономических перспективах России, а о том, каждого ли жителя страны могут посадить, подсунув ему наркотики.

В эти дни Кремль может наблюдать, как это будет, когда власть зашатается всерьез. Сначала с кровавый режим заклеймят Собчак, Кудрин, Хабенский. А потом подключатся федеральные каналы. И мы узнаем, что все эти соловьевы-киселевы были на самом деле тайными лидерами оппозиции…  Между тем, происходящее, если вспомнить Черчилля, еще не начало конца, а всего лишь конец начала. У Кремля еще есть выбор – то ли отступить под давлением общества, то ли обрушить на него репрессии, всерьез закрутить гайки. Надо сказать, что Путин весьма тщательно отработал силовой вариант. Создана Нацгвардия, прямо подчиненная президенту. Ее соединения развернуты во всех субъектах федерации, а численность превышает численность Сухопутных войск. В отличие от августа 1991-го, армия и спецслужбы вполне довольны Кремлем и, похоже, готовы выполнить любой приказ.

А вот вдруг проявленная солидарность общества для защиты Ивана Голунова может этой защитой и ограничиться. Выход «Коммерсанта», «Ведомостей» и «РБК» с общей редакционной статьей, конечно, замечательное событие. Особо замечательна последняя фраза: «Мы требуем соблюдения закона всеми и для всех». Можно было бы предположить, что отныне это станет основой редакционной политики. Но – увы. В день выхода замечательной статьи один из сподвижников Алексея Навального Леонид Волков должен был выйти из спецприемника, где он отбывал 20 суток административного ареста за онлайн-трансляцию митингов против повышения пенсионного возраста, которые состоялись 9 сентября 2018 г. и сопровождались массовыми задержаниями. Однако Волкова не выпустили, ему предъявили новый протокол, по которому он получил еще 15 суток ареста: уже не за Москву, а за то, что он освещал (выполняя на самом деле журналистскую работу) акцию в Петербурге. А дальше правоохранители внаглую смогут составить еще восемь протоколов – по числу городов, где прошли протесты. И суд послушно проштампует это издевательство над правом. И из тех изданий, громко потребовавших вчера соблюдения закона всеми и для всех, сегодня лишь одно – «Ведомости» – рискнуло написать об издевательстве над Волковым.

Да, столкнувшись с искренним возмущением журналистского сообщества, власть решила отступить. Репортера всего лишь отправили под домашний арест по статье, которая однозначно требует СИЗО. По слухам, чтобы обеспечить ударное проведение телеобщения главного начальника с народом. Так что Голунова, может быть, и удастся отбить, но вот послужит ли эта история объединению оппозиции – большой вопрос…

 
Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.