Что делать?
19 сентября 2020 г.
Полиция и суд - зеркало наших нравов
16 ДЕКАБРЯ 2019, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

ТАСС

Дайджест по  книге Водолеева Г., и  Сидоренко  С. «Закон и правосудие» подготовил  Владимир Берман


Мораль типичного полицейского в  любом государстве  зависит от нравственных норм большинства граждан. В обществах, где люди предпочитают разбираться между собой внесудебными, внеправовыми средствами, и полицейские предпочитают следовать этой традиции. Там в полицию без серьезных связей в органах власти, без взяток обращаться  не только бесполезно, но и опасно.

Авторы обсуждаемой  книги, анализируя работу полиции  стран, которые нельзя отнести к демократическим и развитым, отмечают, что там обычно полицейский взимает регулярную  дань с лиц, занятых на территории его обслуживания каким-либо бизнесом. Поборы с тех, кто занят  запрещенной деятельностью значительно больше. В поборы могут входить как бесплатные обеды в ресторане с выпивкой, услуги проституток, так и  процент с дохода. Дань платится  в обмен на покровительство, терпимое отношение к противозаконным промыслам, за предупреждения о проверках, иную помощь. Поборы  полиции -  постоянная статья расходов. Они повышают стоимость  товаров и услуг, то есть  перекладываются на  потребителей.

По мнению авторов, зависимость от расположения полицейских начальников стала одним из самых опасных факторов риска и для российских предпринимателей. В современной России ни один коммерческий банк не создается, если среди его учредителей или покровителей нет высших чинов  правоохранительных ведомств. Предприниматели знают, что у нас нельзя вести бизнес, не платя дань полиции и другим надзирающим органам.

Если в людях отсутствует уважение к законам, то практически каждый член общества – потенциальный клиент полиции, заключенный, число которых определяется мощностью полицейских подразделений, судов, конвойных войск, числом мест в  местах заключения. Это особенно характерно для стран, где «элита», то есть правящая бюрократия представляет собой фундамент авторитарного режима и присваивает себе большую часть  общественного продукта, оставляя всем остальным жителям крохи. В таких обществах неизбежной нормой становятся насилие и репрессии. У «элит» складывается преимущественно «силовой» тип мышления: издать как можно больше запрещающих и карательных законов,  ужесточить всевозможные санкции, а лучше – чаще сажать и  расстреливать. Финансируются эти деяния всегда охотнее, чем развитие образования и культуры. 

Для налогоплательщиков таких государств содержание полиции и других правоохранительных органов  не гарантирует безопасности. В нужный момент можно не получить помощи. Приходится содержать  частных охранников на собственном предприятии или в подъезде  своего дома.

* * *

Россия – мировой лидер по уровню коррумпированности чиновничества, численность которого по сравнению с советским периодом истории увеличилась не менее чем в три раза. Наша полиция и бюрократия самым опасным образом вредят российскому обществу  еще и тем, что фактически отбирают в деловую сферу страны  криминализованных предпринимателей.

Желающих установить доверительные, дружеские отношения с сотрудниками полиции, полицейскими полковниками и генералами - множество. Ведь у  полиции - серьезные властные полномочия, больше чем у иных государственных органов. Многомиллионные особняки  российских полицейских генералов построены отнюдь не за счет заработной платы. Это выраженные в чемоданах денег  «знаки внимания» статусных «друзей». Этот коррупционный доход полицейских многократно превышают их должностные оклады за годы службы. Не остаются в накладе и  полицейские чином пониже. Руководители оперативных подразделений среднего звена имеют неформальные «доплаты» за выполнение вполне конкретных просьб предпринимателей и финансистов. Да и рядовые полицейские, например сотрудники ГБДД, не прочь собирать дань с простых граждан. Деятельность  стражей правопорядка (даже без учета затрат на частные охранные структуры, на службы безопасности корпораций и банков) обходятся нашему обществу в суммы, превосходящие бюджетное финансирование полиции в несколько  раз. Это - одна из причин нищеты десятков миллионов россиян.

За истекшие после начала рыночных реформ годы в России не было принято ни одного пригодного к работе антикоррупционного закона. Не было предпринято  ни одной попытки мобилизовать и организовать работу правоохранительных органов для борьбы с  коррупцией во власти. Финансовые махинации с ущербом налогоплательщикам на сотни миллиардов долларов – дело рук армии отечественных коррупционеров во власти или сотрудничающих с властью. Это говорит, прежде всего, о мафиозной природе нашей «элиты», о господствующей в ее рядах морали. 

Редкие судебные процессы над казнокрадами не могут ввести в заблуждение. Коррупционными отношениями практически повязаны все представители власти, имущественная декларация любого чиновника – всегда неполная, он висит на крючке. Поэтому  приговоры, выносимые  «карманными» судами даже министрам и губернаторам, делаются  лишь для острастки остальным, чтобы те соблюдали лояльность авторитарной власти. Естественно, такая борьба правоохранительных органов с коррупцией никакого впечатления на коррупционеров не производит. Те, кто пробился на высокие  должности в структурах власти, кровно заинтересованы именно в том, чтобы эта борьба  и в дальнейшем оставалась бы  показушной.

Отсутствие системной борьбы правоохранительных органов с тотальной коррупцией, прежде всего – на высших уровнях федеральной и региональной власти, оборачивается огромными хищениями, сумма которых  по оценкам ряда экономистов,  превышают годовой бюджет страны.  Украденные капиталы вывозятся в офшоры и развитые страны, куда  переезжают жить семьи многих чиновников. Россия превращается в колонию. Это сводит на нет  перспективы развития отечественной экономики, повышения жизненного уровня россиян. 

В отношении представителей высшего уровня  власти, при любых их правонарушениях,   полиция бессильна. И не только из-за жесткого предупреждения генералами своих подчиненных не заниматься  преследованием высокопоставленных должностных лиц, но и в силу различных охранительных документов и законов, обеспечивающих иммунитет от преследования. При этом именно в среде высокопоставленных должностных лиц совершаются самые опасные и разрушительные для государства и общества хищения. По сути, в России сложился механизм тотального хищничества, главными участниками которого стали структуры бизнеса, банки, практически все правоохранители, чиновничество, законодатели. Правоохранительные органы фактически заняты  обслуживанием интересов исключительно власть имущих, собственников  корпораций  - в ущерб всему остальному населению страны. 

* * *

Авторы книги замечают, что почти в любой служивой среде всегда преобладают люди корыстные, карьеристы – притворщики, лицемеры, лицедеи, громогласно клявшиеся по любому поводу в своей преданности интересам нации, государства, выдавая свою буйную карьерную, стяжательскую суету за истовое служение. Распевая хвалебные песни и здравницы в честь своих начальников и начальников этих начальников на бесчисленных фуршетах, такие «служители отечества» в избытке  и в правоохранительных ведомствах.

Полиция многих стран не в состоянии  эффективно бороться против наркомафии, прежде всего потому, что генералитет этих правоохранительных органов входит в тот привилегированный социальный слой, к которому принадлежит подавляющее большинство главарей наркомафии вместе с водочными и табачными «королями». Они же являются  «спонсорами» политиков, церквей, лечебных учреждений, спорта, детских домов, а в ряде случаев и тюрем. Бессилие полиции против организованной преступности, прежде всего в сферах наркоторговли, контрабанды оружия, антиквариата, наркотраффика во многом происходит от того, что спецслужбы активно сотрудничают со структурами организованной преступности, используя их возможности для реализации долгосрочных планов по подрыву экономики и военного потенциала своих геополитических противников. Сотрудничество такого рода сопровождается защитой главарей наркомафии от полиции на очень высоком уровне власти. 

* * *

Причиной того, что полицию не удается  сделать полностью социально полезным институтом, является технология карьерной селекции кадров. Девять десятых успешных карьер в полиции делаются только в карьерных группировках: от обычных дружеских компаний действительно способных профессионалов, помогающих друг другу по случаю, до группировок тех, кто одержим только карьерными целями и специализируется на своекорыстных услугах должностным лицам и влиятельным собственникам. Именно участники группировок тех, кто одержим карьерными целями, почти стопроцентно заполняет высшие должности – до генеральских уровней включительно. 

Ведущими мотивами их деятельности не являются нужды и проблемы полиции. Их основными заботами были и остаются обеспечение интересов вышестоящих руководителей, глав территориальных администраций, удачное «вписывание» в политические акции по требованиям авторитарной власти. Они озабочены выполнением просьб и обращений ближайшего «дружеского» окружения. Это превращает полицейские структуры в средство обслуживания преимущественно интересов командного состава, их семейных нужд, интересов руководящих политиков, близких капитанов бизнеса, иных лично полезных социально значимых лиц. Такой  алгоритм «служебной» деятельности большинства высших милицейских чинов неистребим  до тех пор, пока не будет изменена система оценки и контроля работы правоохранительных органов. 

* * *

Авторы указывают на особую опасность для государства и общества сложившегося  крайне неблагополучного положения в судебной системе. Неправосудное судопроизводство в России -  не только следствие зависимости судебной системы от органов исполнительной власти. Сами члены судейского сообщества проявляют интерес к получению солидной мзды, сами включаются в процессы передела собственности. Такие судьи  устраивают исполнительную власть и полукриминальный российский бизнес, ведь  с ними легко договориться на взаимовыгодных условиях. Гарантии неприкосновенности судей без гарантии их высокого нравственного уровня сыграли с нашим государством и обществом злую шутку: скорость и степень коррумпированности судей превзошли эти процессы даже в полиции и прокуратуре. Расценки же на коррумпированные услуги в сфере судопроизводства теперь выше, чем у всех прочих правоохранителей. Отъем собственности «по закону» - ныне, пожалуй, самый доходный криминальный правовой произвол, который по карману либо только мощным финансово-промышленным корпорациям либо государственным силовым ведомствам.

Выводы авторов однозначны и жестки. Многомиллионная российская бюрократия занимается казнокрадством, взяточничеством, а кое-где и банальным воровством. Власть все это вполне принимает: трусливое, вороватое, кругом опаскудившее чиновничество – отличный инструмент управления нынешними «демократическими процедурами» формирования и наполнения органов власти и управления обществом своими людьми. Это – тот самый административный ресурс, который в практике «государственного строительства» эффективнее даже серьезных финансовых средств. 

Потому-то коррупция для нынешнего авторитарного политического режима не объект атаки на уничтожение, а  наоборот – единственная возможность сохранить верховенство над бюрократией, с помощью которой еще  что-то и кое-как можно делать. 

* * *

Период истории России, когда полиции и судам, подобно средневековым завоевателям, дозволено безнаказанно грабить жителей  взятого штурмом города, должен когда-либо закончиться. Авторы надеяться, что тогда и найдутся достойные люди  в правоохранительных органах. Вопрос в том – появится ли на высших уровнях политической власти источник политической воли, способный позволить консолидироваться в правоохранительных органах людям, сохранившим совесть, честь и человеческое достоинство? Достанет ли этой власти политической воли, чтобы привести все составляющие российской правоохранительной системы в  состояние, сопоставимое хотя бы с немецким или французским? 

Авторы верят, что при умелой организации процесса санации российской правоохранительной системы можно добиться удовлетворительных результатов в приемлемые сроки. Наряду с реальным разделением властей, политической конкуренцией и контролем представительных органов за работой правоохранительных органов, полезно учредить в последних внутриведомственные контролирующие структуры. Они должны иметь полномочия отстранять скомпрометировавшее себя должностное лицо от занимаемого поста. Тогда благодатная система взаимного доносительства стремительно наберет обороты и запустит технологии самоочищения личного состава силовых ведомств до состояний, когда и в их деятельности и служебной этике проступят  контуры правопорядка.

_____________________________________
Водолеева Г., и  Сидоренко  С. «Закон и правосудие». — СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2008.
.

Фото: 08.11.2019. Парад полиции в Ростове-на-Дону в честь Дня сотрудника органов внутренних дел РФ. Валерий Матыцин/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.