Что делать?
19 января 2020 г.
Как отбирают кандидатов в судьи
19 ДЕКАБРЯ 2019, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

ТАСС

Дайджест по публикациям в прессе

Приговоры обвиняемым по «московскому делу» привлекли внимание наших сограждан к плачевному состоянию российской судебной системы. По опросам социологов уровень доверия россиян к нашему суду крайне низок. Его характеризует укоренившееся словосочетание «басманный суд». Граждане знают о послушности судей указаниям председателей судов, губернаторов и Администрации президента.

Знают они и о страшном уровне коррупции в судах. Понимают, что даже в хозяйственных спорах, если они намерены выиграть дело, надо судью материально стимулировать. Обычно через «решал», т.е. особого рода «адвокатов». Закон в России «что дышло, как повернул, так и вышло». И творят произвол не только силовики и прокуроры, но и судьи. И это закономерно. Если авторитарная власть не уважает конституционные права граждан, то и судьи, при нынешней их зависимости от власть имущих, соблюдать дух и букву закона не будут.

В нашей Конституции имеются все положения для того, чтобы судебная власть стала самостоятельной и независимой. Закреплен принципы независимости судебной власти от исполнительной. Но на практике этот принцип не работает. Согласно Конституции, единственным источником власти является народ, но судебная власть — это ветвь власти, которая фактически формируется не голосами избирателей, а двумя другими ветвями власти — исполнительной и послушной ей законодательной. Сегодня, как показала практика, наша авторитарная власть не заинтересована в том, чтобы в стране была независимая, самостоятельная судебная власть. Почему? Потому что сама власть не соблюдает законы и нормы Конституции.

Насколько будут независимы судьи, зависит от принятого порядка их назначения, прекращения их полномочий, оплаты труда и иных стимулов. Именно их особенности и привели к тому, что у нас нет сегодня независимых судей, нет независимой судебной власти.

Подавляющее большинство россиян, в отличие от правящей коррумпированной бюрократии, хотели бы иметь беспристрастный и объективный суд. Потому что только такой суд может гарантировать права и свободы граждан, продвижение нашей страны к демократии. Но при нынешней авторитарной власти это практически невозможно. Препятствием служит сама природа этой власти, стремление чиновников и судей обогатиться любым способом, упрочить свое место во властной иерархии. При авторитарной власти суд может быть только «карманным».

***

Какие качества судьи могут способствовать справедливости его решений в условиях (надеемся!) будущей независимости суда и в России? Прежде всего порядочность, высокая нравственность и честность, с одной стороны, и уровень квалификации – с другой. Даже очень квалифицированный, но продажный, корыстолюбивый судья вряд ли будет выносить справедливый приговор или принимать справедливое решение по иску. Но и плохо образованный судья — не помощник гражданам в поисках справедливости. Такой судья скорее заведет их в тупик своих неправосудных решений. Россияне это понимают. Если вы опросите своих знакомых о том, каким должен быть судья, то вам, скорее всего, ответят: быть человеком высоких нравственных принципов, профессионалом, обладать достаточным жизненным опытом. О том, как в развитых странах стараются отбирать в судьи именно таких людей и почему этого не делают в России, и пойдет речь ниже.

Остановимся на опыте Германии. Там независимость судей зафиксирована в конституции и в федеральном законе о судьях. Но еще важнее, что она проявляется в менталитете судей и граждан. В Германии судья выносит решение, подчиняясь только закону и не принимая указаний свыше, от каких бы государственных органов они ни исходили. Даже если он примет неправильное решение, которое будет отменено вышестоящей судебной инстанцией, его, в отличие от чиновников, не подвергнут дисциплинарному взысканию. Некоторые приговоры, например, в отношении исламистов, своей мягкостью вызывали возмущение общественности и бурные дискуссии в печати, но ни одного из судей не обвинили в том, что он выполнял чужую волю.

DPA/TASS

У немецких судей нет профессиональных привилегий, поскольку они могли бы привести к их зависимости. Судейская независимость считается не правом судьи, а его обязанностью самостоятельно мыслить и действовать.

В Германии отстранение от должности или преждевременная отправка судьи на пенсию применяются исключительно в тех случаях, когда судья допустил серьезные нарушения в своей работе, в частности, сознательно скрыл от следствия важные улики.

Если Путин и его команда не ввергнут мир в ядерную войну, не погубят все человечество, то рано или поздно в Россию придет время реформ, проводимых в интересах ее граждан. Среди них обязательно будет и реформа суда. Процедура отбора достойных судей будет в центре этой реформы.

* * *

В современном мире различают три подхода к формированию судейского корпуса.

Первый подход — прямые выборы судей населением. Так принято в некоторых штатах США и отдельных кантонах Швейцарии. Но чтобы сделать осознанный выбор, избирателю надо обладать информацией о кандидатах, об их квалификации и прежней деятельности. Для этого надо прочитать многие тома тех судебных дел, к которым судья имел отношение. Для большинства избирателей это нереально.

Второй подход — одобрение кандидатур судей представительными органами власти, после которого формально назначение судей на должность осуществляется президентом или председателем парламента. Так, например, принято в Бельгии и Австралии, где судей апелляционных судов выбирают законодательные органы. В США тоже принято формировать судейский корпус голосами членов Конгресса, а в Швеции – депутатов парламента. При таком подходе депутаты должны не только изучать профессиональную предысторию кандидатов в судьи, но и фактически учитывать их партийную принадлежность. Это объективно подрывает реализацию принципа разделения властей, но приверженность элиты этих стран принципу верховенства права позволяет это отчасти нейтрализовать.

Третий подход — формирование судейского корпуса профессиональными юристами. Такой подход принят, например, в Италии и Германии. Там судейский корпус формируется самими представителями судейского сообщества — судьями, юристами-преподавателями и адвокатами. В Италии судей формально назначает президент, но фактически все назначения, отстранения и перемещения судей осуществляются по согласованию с органом самоуправления судей — Высшим советом магистратуры. Именно юристы, оценив знания и моральные качества кандидатов в судьи, принимают решение о том, кто именно достоин судейского кресла, а чьи профессиональные и нравственные качества не соответствуют званию судьи.

В Германии, где принят двухступенчатый отбор судей, на первом этапе, когда проверяются знания кандидатов, большую роль играют преподаватели права, обладающими навыками контроля знаний. На втором этапе, где происходит окончательный отбор, главную роль в оценке кандидатов играют уже действующие судьи и адвокаты.

 

* * *

В ходе судебной реформы начала 1990-х гг. российское судейское сообщество получило беспрецедентную (по сравнению с другими постсоветскими странами) возможность самому формировать судейский корпус. Из описанных подходов у нас был реализован именно третий. Во всех странах Восточной Европы только в России и Венгрии исполнительная власть была полностью исключена из процесса отбора кандидатов в судьи. Его осуществляли квалификационные коллегии, которые формировались исключительно из действующих судей. Президенту была оставлена формальная функция подписания указов о назначении судьей.

Отбор кандидатов в судьи происходил в несколько этапов. При этом основная нагрузка по оценке кандидатур ложилась на квалификационные коллегии судей (ККС), созданные при судах субъектов Федерации. Этим коллегиям надлежало оценить знания кандидата, провести проверку его моральных качеств, разослав запросы в различные правоохранительные органы, получить характеристики с прежнего места работы и провести собеседование с кандидатом. Процесс отбора судей в ККС был достаточно конкурентный.

Как известно, «кадры решают все». Тот факт, что в России, в отличие от ГДР, не была проведена люстрация судей, имел трагические последствия для нашей судебной системы. Ведь большинство советских судей по своим привычкам и жизненным стандартам были склонны безропотно выполнять указания обкомов КПСС. После перестройки, желая получать дорогие «подарки» уже от исполнительной власти (в форме квартир и иных ценностей), они демонстрировали лояльность власть имущим, выносили решения и приговоры, выгодные им. Возможно, поэтому инициированные президентом Путиным и его окружением судебные реформы 2002 года, затронувшие всю систему отбора и назначения судей, не вызвали противодействия со стороны нашей судебной власти. Но именно эти реформы и поставили суды под контроль авторитарной исполнительной власти, ее силовиков, сделали произвол, насилие, пытки обыденными фактами нашей жизни.

* * *

ТАСС

Что конкретно изменилось с 2002 г. в системе отбора кандидатов в судьи? Прежде всего резко возросла роль Комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей при президенте, которая, по сути, служит президентским фильтром. Он отсеивает до четверти кандидатов, уже получивших положительные оценки региональных квалификационных коллегий. Кроме того, для обеспечения лояльности новых судей во все ККС были введены представители президента.

Сегодня в России будет или не будет кандидат назначен судьей зависит, во-первых, от председателя Верховного суда, который ни перед кем не обязан оправдываться в том, почему он не представил конкретного кандидата к назначению, а во вторых, от вышеназванной кадровой Комиссии при президенте, которая тоже никому не объясняет, почему кандидат в судьи не включен в проект указа о назначении новых судей.

Второе важное нововведение состояло в том, что в состав ККС были включены «представители общественности». Формально это должно было сбалансировать влияние действующих судей в оценке кандидатов в судьи и при вынесении ККС дисциплинарных взысканий, повысить открытость судебной системы. Но результат такой кадровой реформы ККС полностью зависел от того, кто будут эти «представители общественности» и какую реальную цель преследовало их включение в состав ККС?

Сегодня в состав ККС входят 13 судей, семь представителей общественности и представитель президента. Выбирают представителей общественности в ККС региональные парламенты. Но мы знаем, насколько послушны исполнительной власти депутаты этих парламентов, какие указания губернаторов и органов федерального центра они порой реализуют.

Кандидаты в «общественники» должны быть старше 35 лет и иметь высшее юридическое образование. Чаще всего это преподаватели вузов — они составляют до половины «представителей общественности» в квалификационных коллегиях. Такие люди обладают необходимыми знаниями и достаточно покладисты. Их нельзя даже сравнить с представители правозащитных организаций и адвокатами, которых в ККС просто не допускают.

Другими «представителями общественности» в ККС являются юрисконсультанты крупных предприятий, всецело зависящих от благорасположения федеральной власти. Так в Вологодской области в работе квалификационной коллегии судей участвуют представители «Северстали», в Якутии – «Алросы», а в Ямало-Ненецком автономном округе – «Газпром нефти».

Важно отметить, что к работе в ККС в качестве «общественников» также привлекаются отставные судьи и прокуроры, ветераны полиции и ФСБ, других правоохранительных органов. Их следование указаниям авторитарной власти не вызывает сомнения. В члены ККС рекрутируются и юристы государственных НКО – организаций, которые, хотя формально и представляют гражданское общество, но на деле ими не являются. Это, например, представители областных профсоюзных организаций и советов ветеранов. Хотя членами ККС по закону чиновники быть не могут, юристы, аффилированные с законодательной и исполнительной властью, также регулярно избираются в ККС в качестве «представителей общественности».

Зато по закону в ККС не могут быть включены адвокаты и нотариусы. Хотя именно адвокаты по своей работе хорошо различают решения судей, нарушающих права обвиняемых. Именно поэтому в развитых странах никогда не исключают адвокатов из комиссий по отбору судей. Например, в Австрии в экзаменационную комиссию из пяти человек обязательно входят два действующих судьи и один адвокат.

Печальный итог судебной реформы 2002 года — рост влияния на работу судей председателей судов. Если рядовые судьи обычно — это выходцы из числа помощников судей, получившие плохое заочное образование, но хорошо усвоившие «карманную» природу нашего суда, то председатели судов относятся совсем к другому сословию. Это бывшие прокуроры или офицеры — юристы из правоохранительных органов, т.е. надежная опора авторитарной власти. Председатели, кстати, не имеют ограничений в сроках полномочий. Вспомним хотя бы господина Зорькина, не один десяток лет возглавляющего Конституционный суд. Но и в районных, и в городских судах председатели сидят в своих креслах очень долго. А ведь власть портит…

Анализ показывает, что при отборе судей на вакантные должности решающая роль принадлежит именно председателям судов. Лишь в исключительных случаях квалификационные коллегии принимают решения, противоречащие мнению председателя того суда, где открылась вакантная должность. По оценке Института проблем правоприменения, из 960 кандидатов на должность судей около 95% тех, чье заявление было поддержано председателем суда, получили рекомендации коллегий. Из тех же, кто подавал заявку на рассмотрение коллегий, но не имел поддержки председателя, рекомендации ККС получили только 37%. Так что при нынешнем составе ККС нет гарантий, что кандидаты с лучшими профессиональными качествами и моральным обликом могут обойти тех, кого патронирует председатель суда. Судья, именуемый в законе независимым носителем судебной власти, на деле — по отношению к председателю суда — оказывается в положении обычного подчиненного.

* * *

Каковы же выводы? Юристы — сторонники верховенства права, считают важнейшая задача будущей судебной реформы — устранение всех каналов влияния исполнительной власти на власть судебную, прежде всего, путем подбора лояльных к ней судей. Ведь угроза независимости и беспристрастности суда исходит именно от государственных чиновников, от правящей бюрократии. Но уничтожать такую зависимость можно только при поддержке народа, осознавшего острую потребность в независимом и справедливом суде, народа, отказавшегося от надежды на «доброго царя». Без независимого суда власть народа, провозглашенная в Конституции, просто не может быть реализована.

Поэтому первым шагом реформы судебной власти должно стать радикальное обновление судейского корпуса. Так было сделано во Франции президентом Де Голлем, такую реформу провел Ли Куань Ю в Сингапуре. Когда де Голль понял, что состояние судебной системы Франции мешает развитию страны, он уволил всех судей страны, назначив на их места выпускников юридических факультетов с годичным стажем работы. В Сингапуре кадровым резервом для нового, независимого суда послужили известные своей честностью адвокаты. Нечто подобное пытаются сегодня сделать и в Украине.

Несомненно, следует восстановить в России принцип формирования судейского корпуса сообществом судей, преподавателей-юристов и адвокатов, устранив кадровую комиссию при президенте и право Председателя Верховного суда выбирать кандидатов в судьи. Нужен жесткий многоступенчатый отбор судей через ККС. Надо также понимать, что альтернативный механизм выборов судей голосами граждан или депутатов — это механизм очень политизированных общественных игр. Если судья будет избираться, то он будет зависеть от команды поддержки, от того, насколько обеспечена его избирательная кампания денежными средствами, от его умения вести агитацию. Надо также учитывать продажность членов наших избиркомов, которые обычно подсчитывают голоса с учетом пожеланий начальства. Будет много лжи и много популизма.

Следует повысить возраст, по достижению которого граждане могут избираться судьями. Установить его не в 25 лет, как сейчас, а 35 или даже 40 лет, как это происходит в Англии. Тогда будет видно, состоялся ли этот гражданин как профессионал, как личность, достаточный ли у него жизненный опыт, какова его юридическая практика.

И надо соблюдать конституционный принцип несменяемости судей. Сегодня он каждодневно нарушается, и каждый судья боится необоснованно потерять свое место.

Отметим также, что в ряде стран близким родственникам судей не дозволено работать в правоохранительных органах. А сын судьи не может быть судьей, эта должность не может передаваться по наследству.

Путь к правосудию в России лежит через резкое расширение перечня дел, рассматриваемых судами присяжных. Сегодня, грубо говоря, из 900 тысяч уголовных дел, рассматриваемых российскими судами, в 10% обвиняемые не признают свою вину. Процент оправданий обвиняемых среди них составляет всего 1,5%. А свыше 12 тыс. обвиняемых, по мнению правозащитников, в прошлом году были осуждены без достаточных оснований. Для сравнения суды присяжных оправдывают примерно 15% обвиняемых (из числа не признавших свою вину), что намного ближе к уровню оправдательных приговоров в судах развитых стран.

ТАСС

Из подсудности судов присяжных авторитарной властью были исключены половые и должностные преступления. Но как раз такие обвинения чаще всего состряпаны силовиками для отжима бизнеса или в целях «хорошей» отчетности. По предложению известного адвоката и правозащитника Генри Резника подсудность такого рода дел надо обязательно вернуть судам присяжных.

Сегодня в России суды присяжных организованы по образцу судов англоязычных стран, т.е. присяжные и судья, ведущий процесс, обособлены. А в Швеции присяжные входят в состав самой судейской коллегии (вроде народных заседателей в СССР). При этом присяжные входят и в состав коллегий апелляционных судов, что снижает опасность судейского произвола. Полезно провести дискуссию о возможности перехода судов России к шведской модели организации судопроизводства.

Для беспристрастности суда очень важно ликвидировать сословие председателей судов — ставленников исполнительной власти. Юристы предлагают назначать председателей судов самими судьями конкретного суда, причем по очереди. Такая очередь может формироваться по жребию. Судью утверждать только на один срок, который предлагается ограничить одним годом. Функции председателя суда должны быть сведены исключительно к административно-хозяйственной деятельности по обеспечению работы суда, поддержанием порядка и охраны суда. Очень важно исключить из этих функций распределение дел между судьями, делать это по жребию.

Безусловно, нужна гласность судебных процессов в самых разных формах. То, что происходит в зале судебного заседания, должно быть видно всем гражданам. Примером может служить Черногория, где обязательна прямая трансляция судебных процессов в интернете.

Надлежит ввести в России институт следственного судьи, против чего в России выступают все главы силовых ведомств и прокуратура. Этот институт по примеру ряда европейских стран уже введен в Казахстане, Армении, Грузии. Как показывает практика, институт следственного судьи позволяет отделить судебный надзор за ведением следствия от руководства собственно судебным процессом, защитить права защитников обвиняемого, делает весь судебный процесс более объективным.

Должна быть введена ответственность судьи за существенное нарушение закона. У ККС и у председателей вышестоящих судов не должно быть свободы решать: этого судью убрать, а другого, нарушившего закон, оставить в должности судьи. И они не должны оценивать, достоин ли судья пребывания в должности исходя из фактов, которые не связаны с результатами его профессиональной деятельности.

Есть опыт Германии, где у судьи нет дисциплинарной ответственности. Но и там, в случае умышленного принятия противозаконного приговора или решения, судья привлекается к уголовной ответственности. В России же в массовом порядке судьи незаконно осуждают граждан и выносят противозаконные решения. Невиновные люди годами отбывают сроки в заключении, а судьи, вынесшие противоправный приговор, ответственности за это не несут. Даже в Кодексе чести судьи и в Кодексе судебной этики нет такого основания для досрочного прекращения полномочий судьи. Поэтому судебная реформа должна включать норму, по которой полномочия судьи, умышленно вынесшего незаконное решение или приговор, которые повлекли тяжкие последствия для подсудимого или истца, должны быть прекращены. Судья должен быть сам подсуден, он не может быть выше закона.

Фото:
1. Россия. Санкт-Петербург. 02.11.2017. Скульптура Фемиды в здании Конституционного суда Российской Федерации. Петр Ковалев/ТАСС
2. Germany, Karlsruhe. 27.02.2018. Конституционный суд Германии признал виновной министра образования ФРГ Йоханну Ванку, призывавшей к бойкоту демонстрации партии АдГ. Uli Deck/DPA/TASS
3. Россия. Санкт-Петербург. 06.12.2018. Судьи Конституционного Суда РФ перед оглашением решения Конституционного Суда РФ по соглашению о границе между Чечней и Ингушетией. Петр Ковалев/ТАСС
4. Россия. Нижний Новгород. 28.01.2003. В Нижегородском областном суде состоялся первый судебный процесс с участием коллегии присяжных заседателей (на заднем плане снимка). Рассматривалось уголовное дело по обвинению Евгения Григорова (на переднем плане) в грабеже и покушении на убийство. Подсудимый сам подал ходатайство о привлечении на процесс коллегии присяжных заседателей. Перед началом суда из более чем 50 кандидатов в присяжные были отобраны 12 человек. Фото Романа Яровицына/ТАСС)













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Почему зарплаты наши низкие
17 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Приживется ли частная собственность в России?
2 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ Г. ЯКОВЕНКО
Один из фундаментальных вопросов, который стоит перед российским обществом и от которого нельзя отвертеться – это вопрос о праве священной частной собственности.  До начала 90-х права частной собственности, провозглашенного законом и признанного обществом, в России не было. Но и сегодня это право (прежде всего право на бизнес) не укоренено в сознании россиян, а при его реализации гражданином не вызывает уважения со стороны сограждан. 
Одни народы раскрывают тайны цивилизации, а русские врут на каждом шагу
17 ДЕКАБРЯ 2019 // АНДРЕЙ ЗУБОВ
Теперь спорт. За ложь в российской антидопинговой ассоциации русский спорт отстранили от участия в международных соревнованиях на четыре года. До этого была ложь в политике — «их-там-нет», «мы-не-сбивали», «мы-не-вмешивались-в-выборы» и т.д. Была постоянная ложь собственным гражданам и о пенсионном возрасте, и об уровне жизни. Было постоянное сокрытие сверхвеликих доходов, была ложь судей, выносящих абсурдные приговоры по болотному и московскому делам, была ложь свидетельских показаний. Море лжи, в котором, кажется, не видно ни одного островка правды.
Полиция и суд - зеркало наших нравов
16 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мораль типичного полицейского в  любом государстве  зависит от нравственных норм большинства граждан. В обществах, где люди предпочитают разбираться между собой внесудебными, внеправовыми средствами, и полицейские предпочитают следовать этой традиции. Там в полицию без серьезных связей в органах власти, без взяток обращаться  не только бесполезно, но и опасно.
Инструменты гражданского влияния на власть
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дискуссии на форуме ОГФ-2019 оставили хорошее впечатление. Но удивительно, что, говоря о гражданских правах, выступающие не конкретизировали их. Между тем, мировой опыт говорит, что, как минимум, должны быть обеспечены: - доступ к информации органов власти, - право гражданина подать иск в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц, - право граждан на частное обвинение, в том числе госслужащих, нарушивших закон. Поговорим об этом подробнее.
Свобода. Выборы. Общее дело
5 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Продолжаем публикацию наиболее интересных материалов Общероссийского гражданского форума, прошедшего 30 ноября 2019 года. Многолетние требования к власти создать условия для проведения честных выборов показали свою неэффективность. Ситуацию могут исправить только коллективные действия гражданского общества: общественных объединений, профессиональных и активистских групп, вне зависимости от сфер деятельности. 
Почему верховенство права важно для каждого
2 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В Москве 30 ноября2019 г. состоялся очередной Общероссийский гражданский форум. На нем рассматривались, в частности, такие вопросы: как добиться в России справедливости и равенства граждан перед законом, что такое правовое государство и правовая законность, почему нам нужны честные выборы и подлинный федерализм? ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ публикует с сокращениями и комментариями некоторые обсуждавшиеся на форуме материалы.  
Сменить вектор власти
13 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли в России создать такую общественно-политическую систему, где решающими будут интересы простого народа? Можно ли установить справедливость в условиях рынка, частной собственности, свободы слова и верховенства права? То есть отбросив несбыточные коммунистические утопии? Можно. Пример тому наши соседи — Швеция, Финляндия, Норвегия, Правда, у наших народов разная история. В Скандинавии древние корни народного представительства и контроля власти. Викинги выбирали своих королей, и королевская власть была ограничена представительными органами.
Как отобрать порядочных и квалифицированных депутатов
10 НОЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Чтобы уйти от самодержавия, провести назревшие реформы, потребуются квалифицированные специалисты. И как это ни звучит для россиян непривычно, нужны квалифицированные и порядочные  депутаты, способные утвердить «правильное» правительство и контролировать бюрократию.  Рассмотрим в качестве примера Швецию. Хотя Швеция — парламентская монархия, но король Швеции — всего  лишь  национальный символ. Никаких властных полномочий он не имеет. Всем заправляют представители граждан — депутаты парламента и назначенное ими правительство. Формирует правительство и назначает премьер-министра партия или коалиция партий, имеющая большинство.
Почему так бедно живем?
4 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
По данным официальной статистики, заработки россиян значительно ниже, чем в Западной Европе. Например, в Германии средний заработок составляет около 1800 евро, это примерно в восемь выше средней зарплаты в наших регионах (при вполне сходных ценах на продукты и услуги). Почему? Работать не умеем, изобретать? Ответ прост: народ живет так, как позволяют ему обычаи и предписания сильных мира его, оформленные в указаниях власти, законах и неформальных «понятиях». Таджики не создали производство смартфонов, а американцы сумели.