Терроризм
28 января 2021 г.
Совсем не идеальное убийство
30 НОЯБРЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

АР/TASS

Один из руководителей иранской ядерной программы Мохсен Фахризаде был убит недалеко от Тегерана в результате идеально спланированного и осуществленного теракта. Как следует из сообщений иранских СМИ, Фахризаде был застрелен из пулемета, установленного в стоявшем на обочине грузовике. Причем пулемет  управлялся дистанционно. Остается загадкой, почему Фахризаде, прекрасно знавший, что он может стать жертвой покушения (ранее в результате терактов погибли несколько иранских физиков), почему-то покинул в момент нападения свой бронированный автомобиль. Грузовик, с которого велся обстрел, был сразу же взорван. Человек, которому он принадлежал, покинул Иран еще месяц назад. Вероятнее всего, людям, непосредственно задействованным в этом нападении, сразу же после покушения удалось уехать из Ирана. Нет сомнений, что этот теракт достоин того, чтобы войти в секретные учебники по осуществлению секретных операций. Простым солсберетским парням остается, если использовать любимые путинские термины, лишь сопли жевать от зависти.

Но меня в последнее время занимает странный парадокс: чем эффектнее выглядит секретная операция, тем к более катастрофическим политическим результатам она приводит. Вспомним хотя бы очевидный успех российской разведки в ходе президентской избирательной кампании в США 2016 года. Казалось бы, фантастическое достижение: используя социальные сети, удалось повлиять на американское общественное мнение. Мало того, «представители российского государства» получили прямой выход на ближайших сотрудников Дональда Трампа. Однако в результате администрация уходящего президента все четыре года была занята тем, что отбивала обвинения в том, что она находится под влиянием Москвы. Никакого улучшения отношений не произошло вовсе.

Конечно, можно сказать, что российская военная разведка тогда сильно наследила. В представлении американской прокуратуры перечислены принимавшие участие в операции конкретные военнослужащие конкретной воинской части и даже указаны номера комнат, которые они занимают. Но вот прекрасно осуществленная секретная операция, в проведении которой Тегеран обвиняет израильские спецслужбы. Очевидной целью теракта является торможение иранской ядерной программы, которая, как настаивает Иерусалим, направлена на создание ядерного оружия.  Пять лет назад Иран подписал с Великобританией, Францией, США, Китаем, Россией и ФРГ соглашение, предусматривавшее заморозку иранской ядерной программы. Однако в 2018 году, когда Израилю удалось выкрасть чуть ли не тонны иранских секретных документов, было объявлено, что возглавляемый Фахризаде Центр исследований и инноваций Министерства обороны продолжает работу над «персидской бомбой». Причем центр этот контролируется Корпусом стражей исламской революции, военной структурой, параллельной армии. Израильский премьер Нетаньяху публично обещал «запомнить» этого физика.

И вот сразу же после его убийства верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи обещает «решительно наказать» тех, кто несет ответственность за смерть высокопоставленного ученого. Аналитики не исключают, что подконтрольные Ирану экстремистские организации получат команду на проведение терактов. Более того, депутаты иранского парламента высказались за ускоренное рассмотрение законопроекта «о стратегических мерах по отмене санкций». Его принятие означает практически полный пересмотр обязательств Ирана, взятых на себя в рамках «ядерной сделки». В частности, предполагается отказать инспекторам МАГАТЭ в праве доступа к любым ядерным объектам, а также к любым местам нахождения ядерных материалов. Предполагается не только восстановить ядерный реактор в Араке, частично демонтированный в рамках «ядерной сделки», но и построить новый. Иран вернет себе право использовать новейшие центрифуги для обогащения расщепляющихся материалов. По законопроекту, обогащение урана должно идти вплоть до 20 процентов. Это еще не оружейный уровень, но он в пять раз превышает тот, что был разрешен. Спрашивается, затормозил ли теракт разработку бомбы или, наоборот, ускорил ее?

Всем очевидно, что убийство физика произошло в весьма важный момент. Как известно, в 2018 году США вышли из соглашения с Ираном. Но усилиями европейских участников соглашение в целом было сохранено. Тегеран ограничился превышением разрешенного количества расщепляющихся материалов и небольшим (4% против 3,67%) превышением уровня обогащения. При этом Трамп, который долго пытался решить ядерную проблему Северной Кореи путем переговоров, все время пугает Иран применением силы. Совсем недавно СМИ сообщали, что американский президент вознамерился нанести удары по Ирану, получив доклад МАГАТЭ о том, что Иран создал большой запас радиоактивных материалов. А вот избранный президент Джо Байден неоднократно давал понять, что он может вернуться в ядерную сделку. Понятно, что силовой ответ Ирана на убийство Фахризаде может обернуться большой войной. Вашингтону будет уже не до возвращения к сделке.

EPA/TASS

В конечном счете, вопрос упирается в то, как к ней относиться. У ядерной сделки с Ираном с самого начала было немало непримиримых критиков. Это прежде всего Израиль, к которому позже присоединился и Трамп. Суть претензий в том, что сделка сохраняет большую часть атомной инфраструктуры Ирана. Поэтому нельзя исключать вероятность того, что, приблизившись к созданию атомного оружия, Тегеран может повторить ловкий ход Северной Кореи, которая в определенный момент вышла из всех соглашений по нераспространению. Логика сторонников соглашения заключается в том, что речь идет о компромиссе, который при всех своих недостатках существенно замедлял возможную разработку персидской бомбы. Дело не только в ограничении обогащения, но и в высокой степени транспарентности иранской ядерной программы. Заметим также, что выход из нее США нанес серьезный удар по всему режиму нераспространения, который основывается на добровольных обязательствах самых разных государств, чья политика может вызывать порой раздражение великих держав.

Так или иначе, идеальное убийство иранского физика еще больше обострило ситуацию вокруг ядерной программы Ирана. Очевидно, что в итоге больше всего выиграли иранские консерваторы. В то же время вряд ли можно предположить, что большая война с Ираном в интересах Израиля и США.

Фото: 27.11.2020. Ситуация на месте нападения на ученого Мохсена Фахризаде в Иране (снимок с видео). AP/TASS
2. 28.11.2020. Акция протеста у здания МИД Ирана в Тегеране после убийства ученого Мохсена Фахризаде. ABEDIN TAHERKENAREH/ EPA/TASS












  • Алексей Малашенко: У меня всё равно остаётся надежда, что возможности для корректировки и восстановления договора о ядерной программе остаются...

  • "Коммерсант": Если Тегеран отреагирует жестко, это может дать уходящей американской администрации повод применить против него силу.

  • Борис Жуйков: Израиль – замечательная и современная страна. Там живет фантастически красивый и талантливый народ. Но внешняя политика государства зачастую выглядит первобытной.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
30 НОЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: У меня всё равно остаётся надежда, что возможности для корректировки и восстановления договора о ядерной программе остаются...
В СМИ
30 НОЯБРЯ 2020
"Коммерсант": Если Тегеран отреагирует жестко, это может дать уходящей американской администрации повод применить против него силу.
В блогах
30 НОЯБРЯ 2020
Борис Жуйков: Израиль – замечательная и современная страна. Там живет фантастически красивый и талантливый народ. Но внешняя политика государства зачастую выглядит первобытной.
Современная религиозная война в Европе
30 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда террористу, зарезавшему в Ницце троих прихожан церкви Нотр-Дам, оказывали медицинскую помощь, он продолжал кричать «Аллах Акбар!». Этот момент воплотил в себе многие особенности современной религиозной войны в Европе, когда люди, сбежавшие от преследований или просто от плохой жизни в мусульманских странах, испытывают ненависть к стране, их приютившей, и убивают людей, которые не сделали им ничего плохого. Серия октябрьских терактов во Франции, жертвами которой стали несколько человек, это лишь одно из проявлений той религиозной войны, которую исламский мир ведет против Европы и ее ценностей. 
Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.
В СМИ
30 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.
В блогах
30 ОКТЯБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.
От чего охраняют охранники
24 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У человека, который попытается понять, что происходит с внутренней безопасностью в России, неизбежно зайдет ум за разум или, говоря по-научному, случится когнитивный диссонанс. С одной стороны, правоохранители (МВД, СКР, Росгвардия, ФСБ, ФСО, ФСИН) числом около полутора миллионов человек (то есть каждый пятнадцатый россиянин, включая стариков и младенцев) день и ночь бдят, охраняя нашу безопасность. Их деятельность настолько важна, что президент прямо дает указание беспощадно карать даже за намек на сопротивление. И вот уже полицейский на голубом глазу рассказывает на суде, в какой страшный испуг повергло его «твердое шуршание» брошенной, но не долетевшей до него пустой пластиковой бутылки. 
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Кондауров: ...в такой ситуации правоохранительным органам сложно начать действовать оперативно. Вооружённый человек стреляет и прячется. 
В СМИ
24 ДЕКАБРЯ 2019
«Ведомости»: Затянувшаяся эпидемия ложного минирования школ, больниц, вокзалов, судов и других мест массового скопления людей вызывает много вопросов, на которые пока никто не дает ответов.