КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеНаблюдатели и наблюдатели

4 ДЕКАБРЯ 2007 г. АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
hayinfo.ruyarsk.ru

На нынешних думских выборах международных наблюдателей было меньше, чем раньше, – Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ отказалось направить своих людей. Однако другие западные институты направили, но и они разочаровали российское руководство, высказав свое негативное отношение к тем методам, которыми проводилась избирательная кампания.

Разумеется, власти России с такой оценкой не согласны и считают, что международные наблюдатели просто наслушались инсинуаций проигравших оппозиционеров либо заранее были ориентированы на негативную оценку. Однако только лишь отвергнуть мнение западных представителей, обвинив их в ангажированном подходе, как-то несолидно. Возникает потребность противопоставить скептикам и недоброжелателям альтернативный взгляд на российские электоральные процессы, который смог бы пусть частично, но уравновесить негативную картинку в информационном пространстве.

Обычно на постсоветском пространстве для таких нужд используются наблюдатели от стран СНГ. Таджикские, узбекские, белорусские официальные лица вполне искренне готовы признать, что в России с демократией не только все в порядке, но ее даже чересчур много. Действительно, в парламенте представлена какая-никакая оппозиция, некоторые партии ругают президента и при этом участвуют в выборах и получают эфирное время на телевидении.

Однако хорошо известно, что недостатки – это продолжение достоинств. Люди Лукашенко и Каримова смотрятся крайне неубедительно в роли адептов демократических свобод, наличие которых они должны доказать. Поэтому в последнее время на постсоветских выборах используется более тонкая технология. Пока наблюдатели от международных организаций только анализируют результаты своих изысканий, на телеэкранах появляются иностранцы (желательно европейцы и американцы), которые делятся своими самыми положительными впечатлениями от увиденного. При этом они не входят в состав официальных миссий и посещают страну, так сказать, на общественных началах.

Одним из первых эту технологию начал использовать Александр Лукашенко. Когда в 2004 году он избирал послушный парламент и, одновременно, проводил референдум о праве баллотироваться на третий и последующие сроки, европейцы осудили его электоральные методы. Но в противовес им в белорусских СМИ появился некий итальянец Розарио Полицци (как выяснилось, кандидат в почетные консулы Белоруссии в Италии), который отметил хорошую организацию избирательной кампании в стране и попутно крайне пренебрежительно отозвался об обвинениях оппозиции в адрес власти в фальсификации выборов. По его мнению, все очень просто — «все оппозиции во всем мире заявляют одно и то же».

Подобные наблюдатели присутствовали и на нынешних российских выборах. Уже вечером в воскресенье они высказали свои однозначно высокие оценки течением выборов. Так, бывший депутат польского сейма от партии «Самооборона» Матеуш Пискорский (ранее одобривший ход избирательной кампании в Приднестровье) выразил удовлетворение тем, что на выборы пускают иностранных наблюдателей: для представителей ОБСЕ это примерно то же самое, что дважды два четыре. Американец Майкл Коллинз был особенно тронут тем, что в России дают возможность проголосовать людям, которые находятся в больнице и в тюрьме (очевидно, имелись в виду следственные изоляторы, дающие обычно максимум голосов за власть). А наблюдателю от Западной Сахары Али Мохаммаду Фаделю весьма понравился такой пример российской демократии, как выдача на избирательных участках авторучек, а не карандашей, надписи которыми на бюллетенях можно стереть. Остается только гадать, как проходят выборы в его стране.

Подобные технологии в контексте избирательных кампаний применяются недавно, но имеют весьма почтенных предшественников. В начале холодной войны в советских газетах любили противопоставлять позицию реакционеров и «поджигателей» (Черчилля, Трумена, Эйзенхауэра и др.) точке зрения представителей прогрессивного человечества, выступавших за мир во всем мире и прославлявших советскую внешнюю политику. Особым авторитетом при этом пользовались фигуры типа нобелевского лауреата и коммуниста Жолио-Кюри и чудаковатого настоятеля Кентерберийского собора Хьюлетта Джонсона, вещавшего об образцовой религиозной свободе в Советском Союзе.

Разница в том, что тогда такие технологии использовались как для внутренней, так и для внешней аудитории – многие европейцы искренне сочувствовали стране-победительнице и с вниманием относились к точке зрения ее симпатизантов. Сейчас же они эффективны только для внутреннего употребления – с тем, чтобы показать телезрителям, что Запад не имеет консолидированной позиции в данном вопросе. Европа же слушает не малоизвестных и неясно кого представляющих персонажей, а своих представителей, обладающих официальным мандатом.

 

Автор — заместитель генерального директора Центра политических технологий

Обсудить "Наблюдатели и наблюдатели" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
«Партия перемен» сохраняет традиционные практики // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В кольце врагов — как и заказывали // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В СМИ //
В блогах //
Предвыборный милитаризм // ЛЮДМИЛА ВАХНИНА
В блогах //
Прямая речь // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Наблюдателей не любят всюду // МИХАИЛ МАРГЕЛОВ