КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеКончина воссоединителя

17 МАРТА 2008 г. АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
rusk.ruСмерть митрополита Лавра, председателя Архиерейского синода Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ), произошла вскоре после того, как он решил основную задачу на посту первоиерарха – воссоединение с патриаршей Русской православной церковью (РПЦ), которое произошло в прошлом году под патронажем Владимира Путина. За несколько недель до кончины владыка Лавр в последний раз посетил Россию, где был принят с максимально возможным почетом.

Для РПЦ митрополит Лавр сделал многое. Речь идет не только о присоединении нескольких зарубежных епархий (что само по себе укрепляет позиции церкви, в том числе и в усиливающейся конкуренции с Константинопольским патриархатом), но и о легитимации патриаршей церкви от имени «белой» эмиграции. Напомним, что одним из традиционно слабых мест РПЦ являются обвинения в «сергианстве», отступничестве, недопустимых компромиссах с советской системой, сотрудничестве со спецслужбами и т. д. В начале 90-х годов многие считали, что церковь может ответить на эти обвинения только масштабными переменами, в том числе и в кадровой сфере. Однако их не произошло – церковь только дистанцировалась от отдельных шагов митрополита Сергия (Страгородского), поставившего ее на службу большевистского государства, но не отказалась от оправданий его деятельности, заключающихся в вариациях на тему «время такое было». В этих условиях признание всегда подчеркнуто ригористичной «белой» церковью благодатности церкви патриаршей приобретало особенно значимый характер.

В свою очередь, для митрополита Лавра воссоединение с РПЦ имело большой как церковный, так и личностный смысл. О церковном уже писали немало – о том, что РПЦЗ к началу XXI века стала ослабленной структурой, которая потеряла многих верующих, из-за чего пришлось закрывать не только отдельные приходы, но и целые епархии. Новые поколения эмигрантов первой и второй волны, как правило, адаптировались к жизни на Западе, проникались ее сугубо секулярным духом и не проявляли интереса к церкви, в которую ходили их предки. К тому же к церкви сугубо традиционалистской, осуждающей экуменизм и не делающей никаких канонических послаблений своей пастве. На современном Западе длительные церковные посты являются редкой экзотикой, в отличие от путинской России, в которой не только в престижных ресторанах, но и в столовой Администрации президента прочное место заняли постные блюда. Подчеркнутое благочестие российских чиновников, кстати, стало одним из факторов, привлекавших внимание «зарубежников» к российским реалиям. Наряду, разумеется, с активным храмостроительством (при том, что на Западе количество действующих храмов различных конфессий существенно сократилось) и почитанием новомучеников патриаршей церковью. Некоторые из ее решительных критиков ею же в последние годы причислены к лику святых.


 

rikolor.ru

 

Понятно, что в этой ситуации владыка Лавр и большинство других «зарубежных» архиереев без особых колебаний согласились на объединение с РПЦ на условиях внутреннего самоуправления своей церкви, считая, что это спасет РПЦЗ от медленного, но неизбежного угасания. В то же время для почившего митрополита и его соратников не меньшую роль играла еще одна важная причина. Православному человеку мучительно трудно воспринимать себя «раскольником», жить вне общения с вселенским православием, которого до последнего времени «зарубежная» церковь была лишена – как римскому католику тяжело оказаться схизматиком, вышедшим из повиновения Папе (такова судьба сторонников покойного архиепископа Марселя Лефевра, лидера интегристов, отказавшихся признавать решения либерального Второго Ватиканского собора). Если в протестантизме каждая отделившаяся группа может без особых моральных проблем создать свою церковь, апеллируя к праву каждого верующего исследовать Писание, то в православии и католицизме дело обстоит иначе. Отсюда и стремление групп, находящихся вне привычных канонических, признаваемых спасительными рамок, вернуться в них на основе системы компромиссов. Такие примеры нередки – так, украинские автокефалисты в Канаде и США перешли под омофор Константинопольского патриархата. А греческие старостильные приходы в Португалии, находящиеся в консервативной оппозиции к Элладской православной церкви, присоединились к Польской православной церкви. В католицизме «лефевристская» епархия в Бразилии несколько лет назад вернулась в юрисдикцию Ватикана. Требуется мощная историческая традиция вроде русского старообрядчества, чтобы, пребывая даже не в расколе, а в разрыве, избавиться от щемящего чувства дискомфорта.

Митрополит Лавр родился в то время, когда РПЦЗ еще имела общение с другими православными церквами. Его юность прошла в Словакии, где находился известный монастырь Иова Почаевского, основанного покинувшими родину иноками Почаевской лавры – в этой обители он был послушником. После распространения на Восточную Европу советской системы монахи были вынуждены покинуть и это обжитое место, перебравшись в американский Джорданвилль, где ими был создан Свято-Троицкий монастырь, в котором юный карпаторосс Василий Шкурла (так владыку Лавра звали в миру) принял монашество и священство, спустя много лет стал его настоятелем. В этом же монастыре располагается Свято-Троицкая семинария, которую он заканчивал и позднее возглавлял. И хотя канонические связи РПЦЗ с другими православными церквами оказались прерваны (по причине их молитвенного общения с РПЦ), но можно представить себе, какой сильный дискомфорт испытывали в связи с этим многие ее пастыри и чада. Поэтому когда появился шанс на воссоединение на почетных условиях, «зарубежные» архиереи в 2001 году отстранили от должности первоиерарха-ригориста митрополита Виталия и избрали на его место Лавра, мечтавшего о том, чтобы вновь получить возможность ощущать как свою церковь, так и себя самого частью вселенского православия.

Митрополита Лавра нередко обвиняли в том, что он пошел на слишком большие уступки РПЦ в ходе воссоединительного процесса. Однако его критики не смогли предложить никакой внятной альтернативы курсу покойного первоиерарха – более того, они сами расколись на различные соперничающие друг с другом группировки, которые все более маргинализируются. Есть все основания полагать, что курс владыки Лавра продолжит и его преемник, который, по условиям прошлогоднего соглашения, должен быть утвержден священноначалием РПЦ – возможно, им станет первый заместитель покойного владыки и его ученик по семинарии, 60-летний архиепископ Иларион (Капрал).



Автор - вице-президент Центра политических технологий

Обсудить "Кончина воссоединителя" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Курс на сближение // БОРИС КОЛЫМАГИН
В блогах //
Некрасивые игры с патриархом // БОРИС КОЛЫМАГИН
Энтео как вызов православию // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
«Торфянка» идет в наступление // БОРИС КОЛЫМАГИН
Тучи над Исаакиевским собором // БОРИС КОЛЫМАГИН
Недостоин // СЕРГЕЙ ГОГИН
Религиозный скандал на родине Ленина // БОРИС КОЛЫМАГИН
В СМИ //
С владыкой Лавром уходит определенная эпоха // ГЕОРГИЙ МИТРОФАНОВ