КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахПамятник эпохе

23 СЕНТЯБРЯ 2008 г. БОРИС СУВАРИН
nsad ru
Как и все памятники — других в природе не бывает.

Ровно поэтому я — горячий сторонник восстановления памятника Дзержинскому на Лубянской площади.

Думаки вносят эту идею так же регулярно, как и другие свои ценные госидеи — установить цензуру на ТВ, например. И конечно, ничего сделано не будет — кишка у них тонка. Не смогут они всей шайкой-лейкой поднять Железного Феликса.

А жаль.

Памятник чекистскому командору должен быть восстановлен — как «вещдок», прямая каменно-бронзовая УЛИКА против нашего времени, общества, государства, общественного сознания. Потом уже в несознанку не сыграешь. Один этот памятник скажет всем гораздо больше, чем все блевотные потоки ТВ-слов.

Кратко. Мощно. Ясно.

Сам Ф.Э. Дзержинский — из тех людей, кого не забывают.

Миф о «священном и проклятом» Дзержинском — как любой исторический миф — многослойный.

Падший ангел Революции — каторжник, ставший палачом. Создавший самую мощную машину государственного террора в мире, в истории.

Абсолютно бескорыстный католический монах-инквизитор. Помесь Ивана Карамазова и Великого инквизитора: Бог есть Революция, и для нее — все позволено.

Борец против царской бюрократии, из шинели которого вышла хамская бюрократия шариковых.

Раскольников ХХ века, разрешивший себе «кровь по совести».

Один из самых толковых управленцев в России — весьма «умеренных» (по большевистским масштабам) взглядов.

Убийца родителей — спаситель детей. Не зря его памятник «слизан» с Воина в Трептов-парке — только девочки на руках и не хватает.

Символ большевизма революционного.

Символ охранительно-государственной организации, уничтожившей этот большевизм.

Враг Сталина, создавший материальное тело сталинизма.

И прочая, и прочая, и прочая.

Но ни к одному из этих — и правда, очень интересных — мифов о Дзержинском его памятник сегодня отношения не имеет. Как и наше время к этим мифам отношения не имеет. У нас — свои мифы, где революционерам, героям, падшим ангелам, монахам места нет.

Нет, это встал бы Памятник не Дзержинскому, даже не обожествляемому ныне Сталину  — это был бы памятник Вертикали НАШЕГО ВРЕМЕНИ. И за фигурой в шинели просматривалась бы совсем другая — в пиджаке.

Восстановленный сегодня, это был бы, очевидно, памятник:

— победы контрреволюции. Что в Августе свалили — восстановили на том же месте (хорошо бы в тот же день!). Тогда народ «почти оседлал» руины государства — сейчас государство привычно оседлало народ;

— диктатуры Бюрократии. Железный истукан Бюрократии над Москвой;

— власти спецслужб, когда с них содрана гламурная «еврообертка»;

— агрессивного противостояния всему западному миру.

И, восстанавливая памятник, надо добавить одну крохотную детальку. В основание Памятника надо поставить Соловецкий камень. Чтобы Памятник ПОПИРАЛ ЕГО НОГАМИ.

Зачем?

Затем, что таково отношение победившего правящего класса (и побежденного, и счастливого народа России) ко многому — к человекам и их правам, к соотношению человечишки и Государства. «И милость к падшим попирал».

В общем — «Памятник ВЕРТИКАЛИ, ВСТАВШЕЙ С КОЛЕН». Вызывающий памятник победоносному и спесивому Государственному Насилию — внутри и вне страны.

И еще — это памятник современному бесплодию. Идеологическому и интеллектуальному бессилию власти, которая ничего не может породить, способна только прятаться в тени старых истуканов да 95-летними руками переписывать старые гимны, а своего — ноль. 

Вот такой памятник. Только он никогда не будет поставлен — побоятся из-за сегодняшних лжи и лицемерия.

 

P. S. И еще раз жаль, потому что этот Памятник стал бы точкой приложения сил, точкой отталкивания. И когда (а КОГДА?) его свалили бы второй раз — это тоже стало бы символом времени.

 

Обсудить "Памятник эпохе" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В блогах //
В СМИ //
Власть проверит москвичей на любовь к ВЧК. То есть к себе // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Логическая цепь // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Судьба болвана // ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН
Гуд бай, Ленин // ИННА БУЛКИНА
Память и памятники // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Два мира, две медали… // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
Стирание памяти // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ