КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахЛиквидации:
эффективность практически доказана

12 ДЕКАБРЯ 2008 г. АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
fotogall.ru
Когда в Стамбуле обнаружили тело чеченского полевого командира Ислама Джанибекова, сразу же возникла версия об операции российских спецслужб.

И это уже, по крайней мере, четвертая страна, на территории которой произошло убийство, похожее на ликвидацию, с подозрением на участие наших спецслужб.

Джанибекова расстреляли у его дома из бесшумного пистолета «Гроза», принятого на вооружение в СССР в 70-е годы армейскими диверсионно-разведывательными подразделениями. В ноябре 2007 года в Баку был застрелен Имран Газиев — заместитель главы представительства Ичкерии в Азербайджане. Убийца застрелил Газиева при выходе из служебной машины и, убегая, выбросил оружие — пистолет с глушителем «Байкал». Этот пистолет разрабатывался в 70-е для высшего армейского командного состава, но был взят на вооружение оперативных служб МВД и КГБ.

Тремя месяцами ранее, в августе 2007 года, в Абхазии неизвестные на автомашине с российскими номерами на пороге мечети расстреляли главного местного ваххабита Хамзата (Рокки) Гицбы. А первой операцией в этой серии «ликвидаций» считается подрыв Яндарбиева в Катаре в феврале 2004 года, за что были арестованы двое российских граждан.

Несмотря на то, что, как и в любой диаспоре, в чеченской борьба за влияние и финансовые потоки достаточно часто заканчивается стрельбой, не очень похоже, что все эти случаи можно списать на обычный криминал. В Азербайджане еще за три месяца до ликвидации Газиева чеченский совет по беженцам опубликовал список из 12 чеченцев, которых считают похищенными с территории Азербайджана. Среди них Руслан Элиев — в ноябре 2006 года он пропал в Баку, а потом его тело обнаружили в Чечне в лесу под Самашками.

Уже после убийства Газиева Азербайджан фактически признал наличие «российского следа», когда направил свою следственную группу в Россию. Отправляя подчиненных в командировку, генпрокурор Закир Гаралов публично пообещал, что в скором времени убийство будет раскрыто. С тех пор прошел год, и убийцы не найдены.

Неизвестно, чем на самом деле закончились переговоры между российской и азербайджанской сторонами, но известно, что в апреле уже этого года в Азербайджане по запросу российской стороны был арестован беженец из Чечни Юсуп Нагаев. Тот факт, что Нагаев был зарегистрирован как беженец в УВКБ ООН, не помешал выдать чеченца в Россию, несмотря на публичный скандал. Возможно, таковы и были условия сделки между спецслужбами двух стран: вы прекращаете ликвидации на нашей территории, а мы начинаем выдавать чеченцев.

Возможно, это больше чем подозрения. Ведь до случая с Нагаевым было сложно представить, что Азербайджан пойдет на выдачу в Россию чеченцев — в конце концов, при Гейдаре Алиеве местные спецслужбы не остановились даже перед арестом и высылкой на родину группы из пяти сотрудников ФСБ. Однако, когда в качестве инструмента внешнеполитического давления используются убийства, этому сложно сопротивляться. Уже после выдачи Нагаева по запросу России был схвачен еще один чеченец — Алихан Хасуев, также имеющий статус беженца ООН. А это уже почти система.

Если рассуждать из соображений «эффективности», то практика ликвидаций, как ни парадоксально, вполне эффективна.

Выбор целей? Так Яндарбиев не был ангелом, как не был простым пастухом и убитый в Абхазии Хамзат Гицба, который принимал участие в захвате парома «Аврасия» и тесно дружил с Басаевым. Считалось, что деньги боевикам Кабардино-Балкарии передавал именно он. И без Гицбы финансирование должно было сократиться.

Кроме того, когда какое-то государство решается внедрить практику зарубежных ликвидаций, то его спецслужбы, кроме собственно отстрела «врагов государства», преследуют и внешнеполитические цели — давление на правительство страны, на территории которой происходят убийства.

Так французы в 50-е годы, убивая торговцев оружием на территории Германии, пытались заставить немцев отказаться от всяких сношений с алжирскими повстанцами, а испанцы в 80-е, подрывая на территории Франции басков, пытались заставить Париж признать ЭТА террористической организацией. В обоих случаях спецслужбы преуспели: немцы свернули торговлю с алжирским фронтом национального спасения, а Франция признала ЭТА террористами. Похоже, тот же процесс происходит и в российском случае: Азербайджан изменил свою политику в отношении чеченских беженцев, и никто не знает, что в той же ситуации будет делать Стамбул. Что касается Абхазии, то после убийства Гицбы местная ваххабитская община, и так не слишком многочисленная, оказалась разобщена и раздроблена.

И что же, на этом точка?

Если честно, аргументы противников «ликвидаций» крайне слабы: конечно, французы в конце концов отдали Алжир, а серия убийств членов ЭТА во Франции не привела к уничтожению баскского сопротивления.

Однако для генералов, рассуждающих в категориях эффективности, причинно-следственная связь здесь кажется довольно сомнительной. Ведь на самом деле лишь в одном случае засылка убийц и похитителей может обернуться для спецслужб реальным провалом — когда мир разделен на два лагеря и противостояние столь велико, что любой «выход за флажки» воспринимается как начало мирового кризиса. А такое было возможно только во время «холодной войны».

В «глобальной войне с террором», где репрессивные аппараты всех государств оказались союзниками (и чем более жестокий аппарат, тем ценнее его помощь), слишком мало шансов, что спецслужбы откажутся от убийств или начнут обвинять друг друга в нарушении правил игры. И неважно, что Россия сегодня не самый активный или нужный союзник. Когда конфликт длится слишком долго, даже младшие партнеры получают гарантии от главных игроков.

Как установили два года назад журналисты — авторы книги Ghost Plane, самолеты ЦРУ вывозили подозреваемых в Гуантанамо даже через Белоруссию (аэропорт Минск-2, рейсы 13.03.2002 и 25.06.2002), не говоря уже о России. И это лишь тот пример, который получил известность.

 

 

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В блогах //
Прямая речь //
В СМИ //
Слежка по-олимпийски-2: сбор метаданных // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Итоги недели. Этапы отечественной суверенизации // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Слежка по-олимпийски // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
ФСБ на дальних подступах // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Спецслужбы: итоги 2012 года // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Какое низкое коварство… // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Центр «Э» должен быть закрыт // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ