В погонах

В погонах Антикризисный пакет Кремля: как и для чего составляют «черные» списки

2 ИЮНЯ 2009 г. ИРИНА БОРОГАН

Мы продолжаем проект «Ежедневного журнала» и Agentura.Ru по изучению государственной кампании по борьбе с экстремизмом, развернутой для усиления контроля над обществом.

В предыдущей статье генерал-майор милиции Владимир Овчинский привел статистику, согласно которой оргпреступные сообщества совершают примерно в сто раз больше преступлений, чем экстремисты. Поэтому объяснить создание Департамента по противодействию экстремизму МВД на месте структур по борьбе с оргпреступностью тем, что экстремизм опаснее для общества, чем бандитизм, не получается.

Зато новая задача стала предлогом для осуществления негласного контроля над законопослушными гражданами без всяких процессуальных проволочек вроде уголовных дел и т.п.

 

avia.ru

 

С весны этого года тысячи милиционеров по всей стране вынуждены заниматься поиском экстремистов. Уже сейчас очевидно, что экстремистов на всех не хватит: по данным ГИАЦ МВД, в 2008 году в России выявлено 379 человек, совершивших «экстремистские» преступления. Этого количества для целого Департамента МВД, имеющего подразделения (центры «Э») почти в каждом регионе, явно недостаточно. Значит, количество экстремистов должно пополниться, но сделать это легально, через суд, будет непросто: в прошлом году почти в половине случаев суды отказывались признавать экстремистский мотив у обвиняемых, и дела разваливались.

В такой ситуации милиционерам придется работать на «предотвращение» преступлений, к чему их постоянно призывает министр Нургалиев. А это предусматривает различные виды негласного контроля над подозреваемыми: прослушивание телефонов, перлюстрация почты, контроль за передвижениями внутри страны и за ее пределами и т.д. Но прежде надо определить круг подозреваемых в экстремизме, обозначить людей, чье возможное преступление заключается в распространении радикальных взглядов или просто точки зрения, не совпадающей с мнением власти.

О том, что такие «черные» списки граждан существуют, говорили не только правозащитники, но и сами милиционеры, отчитываясь о проделанной работе. Но теперь можно уверенно утверждать, что за гражданином, попавшим в такой список, ведется негласный надзор и сбор информации, и это недавно признали законным.

 

Детали, всплывшие в суде

В апреле 2009 года, когда было заявлено о завершении создания антиэкстремистских подразделений в стране, суд признал законным контроль МВД за передвижениями Сергея Шимоволоса, который осуществлялся по поручению местного УБОП (теперь – Центр по противодействию экстремизму). В ходе судебного процесса выяснилось, что под таким контролем в 2007 году находилось 3 865 россиян.

Всех этих людей, также как и Сергея Шимоволоса, руководителя «Нижегородского общества прав человека», поставили на милицейский учет, так называемый «сторожевой контроль», и теперь их фамилии всплывают в тех же электронных картотеках, что и данные преступников, находящихся в розыске.

Предположения, что милиция и ФСБ создает «черные» списки политических и общественных активистов, появились несколько лет назад. Люди стали замечать, что ни одна поездка на общественное мероприятие, будь то «Марш несогласных» или конференция правозащитников, не обходится без проблем с милиционерами. Причем иногда люди в форме возникали чуть ли не на каждом полустанке по всему пути следования общественника.

К примеру, в мае 2007 года, когда Сергей Шимоволос добирался из Нижнего Новгорода в Самару, чтобы провести там независимое расследование ограничений протестных мероприятий во время саммита G-8, его проверили три раза: в Нижегородской и Самарской областях, а также в середине пути – в Республике Мордовия. Каждый раз сотрудники транспортной милиции требовали объяснить, куда он едет и чем там собирается заниматься. Ясно, что проверки были спланированы и инициированы, причем сразу в трех регионах. Но как?

«В Самаре мне повезло: сотрудники милиции в протоколе честно написали, что задержали меня на основании полученной телетайпограммы и должны меня опросить в связи с оперативно-профилактическими мероприятиями по проведению протестных акций, – рассказал «ЕЖ» Сергей Шимоволос. – Дальше через суд я получил материалы, которые свидетельствовали о том, что я был поставлен на «сторожевой контроль» по решению УБОП Нижегородской области, что позволяло оперативно отслеживать мои передвижения через базы по продаже билетов».

Шимоволос решил опротестовать надзор в отношении себя в суде. Он потребовал признать такие меры нарушающими права человека, а также обязать МВД уничтожить все сведения о нем и всех гражданах, не признанных судом экстремистами, но внесенных в эту базу. 22 апреля 2009 года Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода отказал правозащитнику по всем пунктам.

 

svyazexpo.rasu ruЧто такое «сторожевой контроль»

Шимоволос проиграл, но зато, благодаря его тяжбе, мы узнали, как устроена система контроля над законопослушными гражданами.

Сведения о Шимоволосе попали в электронную базу данных «Розыск-магистраль» МВД РФ 19 марта 2007 года. Решение о внесении в базу данных сведений приняли сотрудники УБОП ГУВД по Нижегородской области по оперативным соображениям, составляющим, по мнению милиционеров, гостайну. Как предполагает сам Шимоволос, это произошло, поскольку он был в числе организаторов «Марша несогласных» в Нижнем Новгороде.

Внеся данные Шимоволоса в базу данных «Розыск-Магистраль», милиционеры поставили его на «сторожевой контроль»: один из видов учета, который предполагает отслеживание передвижений.

Изначально программно-технический комплекс (ПТК) МВД «Розыск-магистраль» был создан, чтобы в автоматическом режиме осуществлять поиск преступников, находящихся в федеральном и местном розыске. ПТК «связан» с базами «Экспресс» и «Магистраль», куда постоянно поступает информация о приобретаемых россиянами билетах на поезда и самолеты. При покупке преступником билета информация попадает на сервер ПТК. В дальнейшем эти сведения передаются в линейные ОВД на транспорте, расположенные по пути следования пассажирского поезда, и в аэропорты. Цель ясна — задержание преступника.

Дополнительно в этот ПТК внесли данные о законопослушных гражданах, вроде Шимоволоса, и поставили их на «сторожевой контроль». Вся схема та же, только вместо задержания милиционеры получают указания, какую именно работу необходимо провести с гражданами, не подозреваемыми в уголовных преступлениях.*

Дополнительное подтверждение работы этой системы «ЕЖ» получил от Романа Доброхотова, участника движения «За права человека», который 6 мая 2009 прибыл поездом из Волгограда на Павелецкий вокзал столицы, где и был задержан милиционером, поджидавшим его на выходе из вагона. Сотруднику УВД было поручено провести с ним профилактическую беседу. Как выяснилось, Доброхотов был задержан на основании телефонограммы, в которой черным по белому написано, что Центр оперативно-розыскной информации московского УВД на транспорте сообщает, что на «сторожевой контроль» Доброхотова выставил Департамент по противодействию экстремизму МВД РФ.

В результате усилия как минимум трех милицейских подразделений были потрачены на отслеживание маршрута Доброхотова, никогда не привлекавшегося к уголовной ответственности, но принимавшего участие в различных несистемных политических движениях.

 

 

kbor.ru
Новые технологии

 

Насколько можно судить по обстоятельствам задержания Доброхотова, его «вели» по старинке, без применения суперсовременных технологий, которые уже имеются в распоряжении МВД. Таких, например, как портативный терминал все того же ПТК «Розыск-Магистраль»: внешне похож на смартфон, весит меньше 200 грамм, но кроме текстовой информации может передавать фото- и видеоизображения. Этот карманный аппарат предназначен для оперативного доступа сотрудников милиции к федеральным и региональным базам данных «Розыск лиц», «Паспорта», «Оружие», «Угон», «Автотранспорт, разыскиваемый Интерполом» и др.

Как сообщают в техническом описании производители, такой карманный терминал имеет доступ к ближайшему серверу баз данных в режиме реального времени по существующему каналу связи, обеспечивающему передачу цифровой информации, в том числе и с применением WEB-технологий.

Кроме того, сейчас практически все крупные железнодорожные вокзалы и аэропорты в России, а также часть поездов и электричек уже оснащены системами по выявлению лиц в пассажиропотоке «Видеолок» — с камерами в вагонах, залах ожидания, у касс и на перронах. В принципе Доброхотова вполне могли бы задержать с помощью такой системы. Его изображение, помеченное специальным символом, сотрудник милиции мог бы получить на карманный терминал.

***

Таким образом, в настоящее время Департамент по борьбе с экстремизмом МВД формирует «черные списки». Данные в них вносятся произвольно на основании «оперативных соображений», которые не раскрываются даже в суде. Попав в такие списки, граждане оказываются под колпаком электронных систем слежения за передвижениями, которые были созданы для отлова настоящих преступников. При этом суд считает подобные действия абсолютно законными.

 

О возможностях электронных систем слежения и контроля за поведением малых и больших групп людей, которые разворачиваются сейчас во всех региональных столицах, читайте в следующей публикации.

 

* – «сторожевой контроль» также используется Службой судебных приставов для поиска должников, а также ФСКН для отслеживания передвижений предполагаемых наркокурьеров.