Итоги недели. Война по распоряжению
2 ОКТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

В общем, Сирию можно было бы уже и не бомбить. Потому что задачи этой военной операции были выполнены заранее. Как я уже писал, развертывание российских боевых самолетов на спешно обустроенной базе Латакии было предпринято с единственной целью — заставить президента США Барака Обаму встретиться с Путиным.

После того как глава американского государства пожал руку главному российскому начальнику и сквозь зубы с ним поговорил, к самой операции лучше было бы и не приступать. Однако деваться было некуда: если размахнулись, надо бить. Десять минут потребовалось Совету Федерации, члены коего избраны для защиты интересов нашего многонационального народа, чтобы дать разрешение президенту ввязаться в новую войну. Подозреваю, больше времени народным избранникам не отпустили, так как Путин уже отдал приказ о нанесении бомбовых ударах по сирийской территории.

Но если у совфедовцев хотя бы запросили формальное разрешение, то американцев кинули самым грубым образом. Воздушные удары были начаты без каких-либо консультаций между российскими и американскими военными, о чем, собственно, вроде бы и договаривались министры обороны США и России, а потом и президенты. Глава Пентагона отреагировал мгновенно, заявив, что разочарован вопиющим непрофессионализмом российских военных, которые начали боевые действия, так и не договорившись с американцами о мерах по предотвращению возможных инцидентов в воздушном пространстве.

Результаты авиаударов, как военные, так и дипломатические, тоже оказались более чем сомнительными. Российские самолеты атаковали районы, где террористов из ИГ вроде бы не было. Более того, представители так называемой умеренной оппозиции уже сообщили, что под удары попали и мирные жители. Наконец, вопреки заявлениям Путина, что он провел переговоры со всеми заинтересованными сторонами, Саудовская Аравия заявила резкий протест и потребовала прекратить бомбежки.

Всего этого конечно же следовало ожидать. Пытаясь склонить Запад к диалогу с помощью развертывания военных сил в Сирии, Москва влезла в чрезвычайно сложный, очень запутанный конфликт. С самого начала было очевидно: даже символическая поддержка войск Асада неизбежно вызовет крайне отрицательную реакцию у других участников этой гражданской войны.

Логично задать вопрос: а достигла ли Россия не тактических (заставить Обаму встретиться с Путиным), а стратегических целей, объявленных российским президентом в ООН? То есть продвинули ли ни с кем не согласованные авиаудары создание максимально широкой антитеррористической коалиции. Судя по реакции США и Саудовской Аравии — нет. Более того, Москва, похоже, не слишком продвинулась и в преодолении международной изоляции. По крайней мере, американский министр обороны сформулировал это предельно конкретно: «В то время как мы настаиваем на переговорах с российскими военными по Сирии, я хочу совершенно ясно указать, что эти переговоры ни в коем случае не отменяют нашего решительного осуждения российской агрессии на Украине и наших санкций».

Теперь обратимся к собственно военной стороне дела. Действия развернутого в Латакии авиаполка явно неспособны принести существенный перелом в боевых действиях. Три десятка самолетов могут совершить 20-40 боевых вылетов в день. Для сравнения напомним: силы возглавляемой Вашингтоном коалиции за все время операции совершили 7200 боевых вылетов. Что, заметим, вовсе не остановило боевиков «Исламского государства». Вряд ли в этой ситуации российская авиация обладает некими существенными преимуществами, которые привели бы к победе на поле боя. Скорее наоборот, у западных стран есть как минимум космическая разведка. Их самолеты взлетают с аэродромов дружественных государств или с авианосцев. Вопрос об обеспечении боеприпасами не стоит.

Перед российскими же военными встают непростые задачи. Сомневаюсь, что они обладают эффективной разведкой в этом регионе. Стало быть, им придется полагаться в основном на данные асадовских генералов, у которых могут быть свои интересы. В частности, не исключено, что они попытаются использовать российскую авиаподдержку в боевых действиях не против ИГ, а в противостоянии так называемой умеренной оппозиции. Что и вызовет жесткую реакцию сил западной коалиции.

Нашим военным также предстоит (в случае если авиаудары будут интенсивными) доставлять в Латакию многие тонны боеприпасов. А это можно сделать исключительно морским путем. Ясно, что три-четыре старых десантных корабля, которые осуществляли доставку всего необходимого на этапе развертывания базы, с этой задачей не справятся. Необходимо будет использовать гражданские суда, которые могут стать объектами террористических атак. Да и сама база находится в нескольких десятках километров от зоны боевых действий. Нельзя исключать, что антиасадовские силы предпримут наступление с целью захвата базы и уничтожения самолетов. Далеко не факт, что развернутой для ее защиты батальонной тактической группы будет достаточно для эффективной обороны. Придется либо спешно эвакуироваться, либо посылать еще войска. Последнее чревато втягиванием в наземные операции и, как следствие, большими потерями. Наконец, где гарантии того, что именно сейчас террористы из ИГ не вознамерятся перенести войну на российскую территорию и не начнут засылать к нам террористические группы?

На самом деле уже сейчас очевидно, что Россия втягивается в войну, в которой нет необходимости. В войну по распоряжению начальников. В этой войне нет ясных военных целей, потому что победить в ней невозможно. Сил явно недостаточно для того, чтобы решить даже тактические задачи. В общем, все условия для того, чтобы эта война была долгой и бессмысленной…


Фото: Ameer Al-Halbi / Zuma\TASS














  • Алексей Арбатов: На Западе всё-таки не оставили надежды от Асада тем или иным способом избавиться. И это является главным камнем преткновения

  • «Эхо Москвы»: российские морпехи начали постить в соцсетях свои фотки на фоне сирийских городских пейзажей, украшенных двойными портретами Асада и Путина.

  • Вано Бугров: Приезжает как-то российский ВДВшник в Сирию. А сириец его и спрашивает: "ШО КУРВО, ЗНОВУ КОМПАС ЗЛАМАВСЯ?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Внешняя политика лжи и шантажа
2 ОКТЯБРЯ 2015 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Жизненный опыт подсказывает, что во внешней политике можно объяснить что угодно. Вот, допустим, Россия не сунулась бы в Сирию, а продолжала бы заниматься своими сугубо внутренними делами, жечь на границе антисанкционные продукты и импортозамещаться. Это было бы объяснено «особым путем», возможно даже — «особым русским путем». Но произошло удивительное (для тех, кто еще способен удивляться). Позабыв про тлеющую на юго-западных границах нестабильность, от которой икается народам бывшего СССР, про возникший по ее причине глубочайший экономический кризис, Россия всеми четырьмя медвежьими лапами вступила в разваливающуюся Сирию, с которой нет общих границ.
Договоримся?
20 СЕНТЯБРЯ 2015 // АНДРЕЙ КОЖИНОВ
«Здравствуйте, господин Путин. Мы всемерно признаем роль России и ее интересы на Ближнем Востоке. И вообще, мы себя всегда с вами вели по-джентельменски, слово держали. И из Грузии в 2008 инструкторов отозвали, и контракты по поставкам беспитлотников отменили, да и по Украине в тряпочку молчали и ни к каким санкциям не присоединились. Буду признателен, если выслушаете мои соображения по поводу присутствия ваших военных в Сирии. Нас это беспокоит только с той точки зрения, что огромное количество вашего оружия может снова утечь в руки «Хезбаллы» через иранцев и армию Асада. А так, хотите воевать — воюйте. Слова не скажем. Только вот — то самое оружие... 
Россия расширяет переговорную повестку с Западом
13 СЕНТЯБРЯ 2015 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В воскресенье министр иностранных Лавров дал пространное интервью 1 каналу. Он, в частности, в общих чертах обрисовал темы, которых коснется Владимир Путин во время своего выступления на ближайшей сессии Генассамблеи ООН. Из слов министра следует, что президент России не обойдет своим вниманием темы кризисов в Украине и Сирии. Ну, это мы, пожалуй, понимали и без откровений главы российского внешнеполитического ведомства. О чем же еще сегодня говорить Путину со столь высокой трибуны? Разве что о необходимости дальнейшего строительства многополярного мира. 
Сможет ли Путин воевать еще и в Сирии
8 СЕНТЯБРЯ 2015 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Всякий любитель военной истории знает: война на два фронта не заканчивается ничем хорошим для того, кто ее ведет. Не исключено, что в скором времени к «секретной» войне России на Юго-Востоке Украины может прибавиться еще и война в Сирии. Вот уже неделю в зарубежной прессе одна за другой следуют утечки, поступающие явно от разведок, о переброске российских военнослужащих в охваченную гражданской войной страну. «Разведка США получила свидетельства о существенном наращивании вовлеченности российской армии в сирийскую гражданскую войну, включая спутниковые снимки строительства объекта — предположительно российской базы...»
Прямая речь
8 СЕНТЯБРЯ 2015
Алексей Арбатов: На Западе всё-таки не оставили надежды от Асада тем или иным способом избавиться. И это является главным камнем преткновения
В СМИ
8 СЕНТЯБРЯ 2015
«Эхо Москвы»: российские морпехи начали постить в соцсетях свои фотки на фоне сирийских городских пейзажей, украшенных двойными портретами Асада и Путина.
В блогах
8 СЕНТЯБРЯ 2015
Вано Бугров: Приезжает как-то российский ВДВшник в Сирию. А сириец его и спрашивает: "ШО КУРВО, ЗНОВУ КОМПАС ЗЛАМАВСЯ?
Иран отказался от ядерного оружия. До поры до времени
15 ИЮЛЯ 2015 // АНДРЕЙ КОЖИНОВ
Иран и шесть ведущих мировых держав (пять постоянных членов Совета безопасности ООН — Россия, Великобритания, Франция, Китай и США, а также Германия) завершили 11-летний переговорный марафон и достигли исторического соглашения по иранской ядерной проблеме, которое освободит Тегеран от международных санкций в обмен на ограничения по реализации ядерной программы. Соглашение фиксирует обязательство Ирана, который "заверяет, что ни при каких условиях не будет стремиться к обладанию, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". Это обязательство подкреплено серьезными техническими мерами, перестройкой иранских ядерных объектов.
Прямая речь
15 ИЮЛЯ 2015
Владимир Дворкин: Ирану вообще не должно быть нужно такое количество ядерного топлива... Сергей Цыпляев: Отношения с Ираном – «долгая дорога»... Иран – один из центров противостояния суннитов и шиитов...
В СМИ
15 ИЮЛЯ 2015
"Росбалт": Сам факт возвращения Ирана на свободный нефтяной рынок может психологически так повлиять на нефтетрейдеров, что цены на "черное золото" начнут падать уже завтра