Путин как всеобщий «доктор Зло»

ТАСС

Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.

Справедливости ради замечу, что Кэмерон безусловно прав. Если Великобритания и в самом деле уйдет из Европейского союза после июньского референдума, в Кремле, конечно, будут ликовать. ЕС в этом случае покинет один из самых жестких путинских оппонентов, последовательный сторонник санкций в отношении Москвы. Но я сейчас о другом. Песков, отдадим ему должное, увидел действительно нарастающую на Западе тенденцию. Путин все чаще входит в стандартный набор злодеев, противников свободы и демократии, который время от времени используется в прессе и выступлениях политиков. Никого уже не удивляет, когда он в этом списке через запятую следует после лидера террористического «Исламского государства». Чем дальше, тем больше он становится этаким «доктором Зло», воплощением всего самого скверного, превращается в образ, который используется в пропагандистских целях.

С одной стороны, можно сказать, что Владимир Путин с подчиненными долго и последовательно за это боролись. Ведь еще сравнительно недавно российские начальники с кислыми рожами жаловались, что их позицию игнорируют, их мнение не замечают на международной арене. А теперь – совсем другое дело. Ну, кто после Крыма и Донбасса рискнет не обратить внимание на то, что говорит тов. Путин В.В. Представители самых разных профессий буквально с лупой в руках вчитываются в каждое его слово. Так же, как заокеанские советологи изучали когда-то брежневские «сиськи-масиськи».

Не так давно я слушал одного западного эксперта, который на полном серьезе говорил о российском ядерном потенциале так, как если бы договора СНВ не существовало вовсе – он вел речь о тысячах и тысячах боеголовок, как будто вернулся в начало 70-х годов прошлого века. На свой недоуменный вопрос относительно того, на чем такие подсчеты основываются, я получил ответ, что нет смысла учитывать договоры, если Россия их не соблюдает. И с этим не поспоришь.

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром. На Западе уже никто не дискутирует на тему, вынашивает или нет Россия агрессивные замыслы, все обсуждают, как именно она эти планы реализует. Отставные военные в открытых докладах (а действующие штабные работники – в закрытых) чертят стрелы на картах, указывая, как только что созданная 1-я гвардейская танковая армия будет брать Прибалтику. И вот уже один за другим появляются аналитические доклады — последний из них «Closing NATO’s Baltic Gap», — авторы которых настаивают, что у НАТО недостаточно сил, чтобы защитить Прибалтику в случае российского вторжения. Причем, повторю, никто уже не спорит, возможно такое вторжение или нет. Владимир Путин долго работал над тем, чтобы доказать свою непредсказуемость и безбашенность. Следует констатировать, он достиг здесь немалых успехов.

Только Запад не забился испуганно в норку, как ожидали в Кремле. Там точно по Бисмарку, так любимому Путиным, начали в оценке намерений Москвы исходить не из договоров, ею подписанных, а из возможностей России. Причем сейчас эти возможности очевидным образом завышаются. Так было во время первой «холодной войны», частью которой была гонка вооружений. Именно она, а не «Першинги» с «Томагавками» уничтожила СССР.

Ну, а пока что главный начальник может радоваться своей всемирной славе, обсуждая с индонезийским лидером перспективы закупок пальмового масла…


Фото Александра Мудрац/ТАСС













  • Алексей Макаркин: Разговоры с Меркель и Трампом показали, что у России сейчас нет повестки в разговорах с Западом, которая бы всех устраивала.

  • Интерфакс: "Это был очень конструктивный звонок. Это был очень и очень положительный разговор, детальный обмен мнениями. Итак, посмотрим, что из этого получится", - сказал Тиллерсон журналистам.

  • Алексей Пушков: В Сочи ни Путин, ни Меркель не отошли - и не могли отойти -от базовых позиций. Но сам факт предметных переговоров - сдвиг после долгой паузы

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
О чем вообще можно говорить с Путиным
3 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
2 мая Путин позвонил Трампу и полчаса говорил с ним по телефону. В этот же день он в Сочи встретился с Меркель и говорил с ней значительно дольше. Прошло почти полгода с момента избрания Трампа президентом США и сто дней со дня его инаугурации. За это время 45-й американский президент встретился практически со всеми лидерами большинства стран, играющих сколько-нибудь заметную роль на планете. Кроме президента России, с которым трижды говорил по телефону. Один раз, когда Путин его поздравил с инаугурацией, второй, когда Трамп выразил Путину соболезнование в связи с терактом в Питере, и вот сейчас в третий раз.
Прямая речь
3 МАЯ 2017
Алексей Макаркин: Разговоры с Меркель и Трампом показали, что у России сейчас нет повестки в разговорах с Западом, которая бы всех устраивала.
В СМИ
3 МАЯ 2017
Интерфакс: "Это был очень конструктивный звонок. Это был очень и очень положительный разговор, детальный обмен мнениями. Итак, посмотрим, что из этого получится", - сказал Тиллерсон журналистам.
В блогах
3 МАЯ 2017
Алексей Пушков: В Сочи ни Путин, ни Меркель не отошли - и не могли отойти -от базовых позиций. Но сам факт предметных переговоров - сдвиг после долгой паузы
Новая холодная война стала реальностью
13 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Самое пeчальное из того, что случилось в ходе переговоров, которые провел в Москве государственный секретарь США Рекс Тиллерсон, — это те позитивные результаты, которые были достигнуты. В итоге «обстоятельных и откровенных» (так говорят, когда ни о чем не удалось договориться) переговоров стороны условились создать рабочие группы, которые возглавят высокопоставленные сотрудники российского МИДа и американского Госдепа. Эти группы должны попытаться разобраться в тех многочисленных противоречиях, которые существуют во взаимоотношениях обеих стран. А еще вроде бы договорились вернуться к обсуждению перспектив контроля над вооружением и стратегической стабильности...
Прямая речь
13 АПРЕЛЯ 2017
Аркадий Дубнов: Кремль будет считать визит Тиллерсона и переговоры с ним удачными. Трамп так же оценил поездку своего госсекретаря как успех. Это показывает, что сегодня Трамп и Путин нужны друг другу,
В СМИ
13 АПРЕЛЯ 2017
РБК: Все, что мог сделать и, собственно, уже сделал «настоящий мужик» Трамп — еще больше ужесточил американскую линию в отношении Кремля.
В блогах
13 АПРЕЛЯ 2017
Константин Эггерт: Маленький тактический успех Кремля, возможно, в одном - объявлении о создании некоей "рабочей группы" для выявления "раздражителей". Для таких дел, вообще-то, и существуют МИДы.
«Томагавки» уничтожили политику России
10 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Помните старый анекдот, где ожесточенные боевые действия завершились, когда пришел лесник и разогнал воевавших к какой-то там матери? Нечто подобное произошло с отечественной внешней политикой после ударов американских «Томагавков» по одной из главных баз сирийских ВВС. Крым, Донбасс, Сирия… Москва сделала военную силу и собственную непредсказуемость главными инструментами своей внешней политики. Выработался фирменный стиль: ни с кем не советуясь, Кремль принимает очередное решение использовать армию. И этим ставит окружающий мир перед фактом. Но Трамп не побоялся больно щелкнуть Кремль по носу.
Прямая речь
10 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Арбатов: Пока ещё дело не дошло до системной конфронтации... Константин Эггерт: Скорее всего Кремль будет применять старую советскую тактику угроз на публике и попыток договориться за кулисами.