Путин как всеобщий «доктор Зло»

ТАСС

Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.

Справедливости ради замечу, что Кэмерон безусловно прав. Если Великобритания и в самом деле уйдет из Европейского союза после июньского референдума, в Кремле, конечно, будут ликовать. ЕС в этом случае покинет один из самых жестких путинских оппонентов, последовательный сторонник санкций в отношении Москвы. Но я сейчас о другом. Песков, отдадим ему должное, увидел действительно нарастающую на Западе тенденцию. Путин все чаще входит в стандартный набор злодеев, противников свободы и демократии, который время от времени используется в прессе и выступлениях политиков. Никого уже не удивляет, когда он в этом списке через запятую следует после лидера террористического «Исламского государства». Чем дальше, тем больше он становится этаким «доктором Зло», воплощением всего самого скверного, превращается в образ, который используется в пропагандистских целях.

С одной стороны, можно сказать, что Владимир Путин с подчиненными долго и последовательно за это боролись. Ведь еще сравнительно недавно российские начальники с кислыми рожами жаловались, что их позицию игнорируют, их мнение не замечают на международной арене. А теперь – совсем другое дело. Ну, кто после Крыма и Донбасса рискнет не обратить внимание на то, что говорит тов. Путин В.В. Представители самых разных профессий буквально с лупой в руках вчитываются в каждое его слово. Так же, как заокеанские советологи изучали когда-то брежневские «сиськи-масиськи».

Не так давно я слушал одного западного эксперта, который на полном серьезе говорил о российском ядерном потенциале так, как если бы договора СНВ не существовало вовсе – он вел речь о тысячах и тысячах боеголовок, как будто вернулся в начало 70-х годов прошлого века. На свой недоуменный вопрос относительно того, на чем такие подсчеты основываются, я получил ответ, что нет смысла учитывать договоры, если Россия их не соблюдает. И с этим не поспоришь.

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром. На Западе уже никто не дискутирует на тему, вынашивает или нет Россия агрессивные замыслы, все обсуждают, как именно она эти планы реализует. Отставные военные в открытых докладах (а действующие штабные работники – в закрытых) чертят стрелы на картах, указывая, как только что созданная 1-я гвардейская танковая армия будет брать Прибалтику. И вот уже один за другим появляются аналитические доклады — последний из них «Closing NATO’s Baltic Gap», — авторы которых настаивают, что у НАТО недостаточно сил, чтобы защитить Прибалтику в случае российского вторжения. Причем, повторю, никто уже не спорит, возможно такое вторжение или нет. Владимир Путин долго работал над тем, чтобы доказать свою непредсказуемость и безбашенность. Следует констатировать, он достиг здесь немалых успехов.

Только Запад не забился испуганно в норку, как ожидали в Кремле. Там точно по Бисмарку, так любимому Путиным, начали в оценке намерений Москвы исходить не из договоров, ею подписанных, а из возможностей России. Причем сейчас эти возможности очевидным образом завышаются. Так было во время первой «холодной войны», частью которой была гонка вооружений. Именно она, а не «Першинги» с «Томагавками» уничтожила СССР.

Ну, а пока что главный начальник может радоваться своей всемирной славе, обсуждая с индонезийским лидером перспективы закупок пальмового масла…


Фото Александра Мудрац/ТАСС













  • Алексей Арбатов: Майкл Пенс на прошедшей конференции в Мюнхене выступил весьма вызывающе, в то время как Сергей Лавров в своём выступлении, напротив, говорил достаточно примирительно.

  • «Известия»: Выходы из кризиса ищут не в попытках переосмысления себя и своей роли в мире, а в сплочении рядов и продолжении той политики, которая и привела к кризису. 

  • Ilya Valiev: Сегодня вице-президент США Майкл Пенс сделал несколько громких заявлений. Не просто громких - одно лучше другого! 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Растерянность Запада — это не успех Кремля
20 ФЕВРАЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Заголовок «В обстановке противоречий», каким в советской прессе снабжались статьи об очередной Мюнхенской конференции, как никогда соответствует тому, что происходило в баварской столице в минувший уик-энд. Да, поднимавшиеся один за другим лидеры западноевропейских государств вместе с американскими политиками уверенно говорили о наличии общих идеалов и ценностей, клялись друг другу в единстве. С особым вниманием представители европейских стран НАТО слушали американского вице-президента Майкла Пенса, который уверенно говорил о том, что США будут и впредь защищать Старый Свет. 
Прямая речь
20 ФЕВРАЛЯ 2017
Алексей Арбатов: Майкл Пенс на прошедшей конференции в Мюнхене выступил весьма вызывающе, в то время как Сергей Лавров в своём выступлении, напротив, говорил достаточно примирительно.
В СМИ
20 ФЕВРАЛЯ 2017
«Известия»: Выходы из кризиса ищут не в попытках переосмысления себя и своей роли в мире, а в сплочении рядов и продолжении той политики, которая и привела к кризису. 
В блогах
20 ФЕВРАЛЯ 2017
Ilya Valiev: Сегодня вице-президент США Майкл Пенс сделал несколько громких заявлений. Не просто громких - одно лучше другого! 
Политика мостов и политика стен
5 ФЕВРАЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В четверг 2.02.2017 Европарламент 553 голосами из 647 присутствующих депутатов проголосовал за предоставление безвизового режима для граждан Грузии. Политическое решение об отмене виз для граждан Украины принято, голосование по этому вопросу ожидается не позднее весны этого года. Это политика создания мостов между странами и народами. Флагманом этой политики была, и пока продолжает оставаться, Европа и до последнего времени — США. В последнее время в мире набирает обороты другая политика — политика стен и запретных зон. Ее мировым лидером стал 45-й президент США Дональд Трамп, символом президентства которого может стать Великая Американская Стена на границе с Мексикой. Возможно,
Прямая речь
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Свою роль сыграло два новых обстоятельства. Во-первых, ухудшились отношения между Россией и Белоруссией в последние месяцы.
В СМИ
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Lenta.ru: Минск считает решение Москвы о создании пограничной зоны нарушением всех существующих между двумя странами договоренностей об охране госграницы.
В блогах
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Бумажный самолет: Это тихая и бархатная революция — Лукашенко открыл Беларусь 80 странам мирам, и Союзное государство Беларусь-РФ треснуло... А как же Единое Пространство, о котором...
Чем заплатит Путин?
30 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Честно сказать, заранее разрекламированный телефонный разговор президентов России и США не внес ясности относительно того, как будут развиваться отношения между двумя странами. В Вашингтоне были обречены всерьез отнестись к этим переговорам. Ведь накануне британский премьер Тереза Мей заклинала Трампа не верить Путину. То же самое, судя по всему, говорила и немецкий канцлер Ангела Меркель накануне звонка в Кремль. Посему американский президент озаботился тем, чтобы пригласить максимальное количество свидетелей, которые могли бы подтвердить, что он не дал слабину.
Прямая речь
30 ЯНВАРЯ 2017
Сергей Цыпляев: Дальше начнётся сложная динамика и техника переговоров, вопросы интересов. Возникнут также и сложные политические моменты: кто главный, кто является ведущей силой?