Посиделки на крови
21 ОКТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

По данным ООН, российская интервенция в Украине унесла жизни 10 тысяч человек. На мой взгляд, это — существенная преамбула к комментарию о саммите «нормандской четверки» в Берлине, который начался 19.10.16, а закончился уже в ночь на 20.10.16.

Каждый из четырех участников берлинской встречи после ее завершения продемонстрировал сдержанное удовлетворение от ее итогов. Хотя основания для этого у всех четверых были весьма различны, а интересы у некоторых из них так и вообще прямо противоположны.

Владимир Путин после берлинской встречи был похож на сытого удава. И его можно понять. Во-первых, ему удалось наглядно продемонстрировать Западу, чего стоят их персональные санкции. Захотел привезти в Берлин Суркова, который находится под санкциями, и привез, да еще и за стол с главами европейских государств посадил. Немецкий таблоид «Бильд» возмущается: «Почему путинский палач сидел за одним столом с Меркель?» Почему-почему… А потому что – фиг вам, а не санкции! Захочу – в следующий раз Захарченко с Плотницким с собой привезу. Жаль, Моторолу убили, а то бы и его за стол посадил.

Во-вторых, сам факт постоянного переговорного процесса, который крупнейшие европейские страны ведут с Путиным, используется для демонстрации ключевой роли России и лично Путина в мировом политическом процессе. «Ничего они без России не могут!» — вот основной посыл, который адресован аудитории и внутри России, и за ее пределами. Какая изоляция, если Меркель по просьбе журналистов три раза повторяла процедуру рукопожатия с Путиным во время их встречи в Берлине?

Петр Порошенко может быть доволен тем, что его давняя идея о вооруженной миссии Запада на Донбассе наконец одобрена всеми участниками переговоров. Напомню, что еще год назад президент Украины предлагал ввести туда миротворцев ООН. Потом, после того как идея не получила поддержки, Петр Алексеевич снизил статус своего предложения до вооруженного полицейского контингента Евросоюза. Реакция Москвы была однозначной: «Этого не будет, потому что этого не будет никогда». Главарь ДНР Александр Захарченко объяснял, что появление в Донбассе вооруженной полицейской миссии ОБСЕ будет считаться интервенцией.

Получается, что Москва дала согласие на интервенцию на Донбассе? Вот комментарий путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Вооруженная полицейская миссия ОБСЕ… Ее можно называть как угодно. В целом на размещение такой миссии Путин в ходе переговоров согласился. И есть общее понимание». Тут нужен перевод. Понимание, конечно, есть, но только общее. Путин, конечно, согласился, но только в целом. А в частности и конкретно то, что «можно называть как угодно», вполне может быть парой полицейских с одним пистолетом на двоих. Чем не миссия?

Впрочем, полпред ДНР на переговорах в Минске уже заявил, что и отправка пары вооруженных пистолетами полицейских из Европы, скорее всего, не состоится, поскольку, по его мнению, эта миссия должна быть одобрена всеми 57 странами, входящими в ОБСЕ, а многие из руководителей этих стран не захотят подвергать риску жизни своих граждан в совершенно чужой для них войне.

К тому же Меркель уже сказала, что вооруженная миссия возможна только после принятия Верховной Радой закона о выборах в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей. «Когда будет существовать закон о выборах и процесс местных выборов будет готовиться, тогда можно будет говорить и о вооруженной миссии ОБСЕ», — пояснила канцлер ФРГ. И добавила: «Украина получит окончательный контроль над собственной границей только в конце процесса».

Это означает, что в рамках подобных посиделок ни малейшего сдвига в сторону урегулирования того, что происходит сегодня на Донбассе, не произойдет. Поскольку для Украины решение вопроса – это вывод российских войск и контроль над границей. Путин войска не может вывести, поскольку «ихтамнет». Сам процесс внесения в Раду закона о выборах в отдельных регионах Донбасса, а тем более закона об амнистии и закреплении особого статуса Донбасса в украинской конституции, это из области ненаучной фантастики. Просто потому, что если Порошенко решит завершить свою карьеру политическим самоубийством, для этого есть гораздо менее мучительные способы.

Минские соглашения и периодические посиделки «нормандской четверки» имеют позитивное значение только в том, что они, имитируя какой-то переговорный процесс, создают условия для того, чтобы десять тысяч убитых не превратились в сто тысяч. Условия для решения этой проблемы создаются совсем в других местах. Я знаю, по крайней мере, два таких места.

Одно из них – правительство РФ, в котором недавно одно ведомство, Минэкономразвития, передало другому ведомству, Минфину, базовый сценарий прогноза развития российской экономики. Там довольно детально описана та упитанная полярная лисичка, которая вскоре посетит российскую экономику и навестит каждую российскую семью. Само по себе это не приведет ни к падению путинского режима, ни к выводу российских военных с Донбасса, но существенно снизит возможности Кремля воевать где бы то ни было. Поэтому важно, чтобы и второе место, где может решаться проблема Донбасса, тоже сработало так же эффективно, как в этом направлении работает правительство Дмитрия Медведева. Это ведомство Степана Полторака — Министерство обороны Украины.

 Дмитрий Медведев и Степан Полторак, скорее всего, не подозревают, что они – команда. Но на самом деле они делают одно общее дело. Именно от усилий Дмитрия Медведева, направленных на уничтожение российской экономики, и от усилий Степана Полторака, направленных на укрепление украинской армии, будут зависеть сроки и характер разрешения украинского конфликта, а главное, количество жизней, которые этот конфликт еще унесет.

 

 ТАСС


Фото: 1. Германия. Берлин. 19 октября 2016. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Владимир Путин перед началом переговоров в "нормандском формате". Zuma/ТАСС
2. Германия. Берлин. 20 октября 2016. Президент Франции Франсуа Олланд, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, президент России Владимир Путин, помощник президента России Владислав Сурков, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, советник канцлера ФРГ по внешней политике Кристоф Хойсген, министр иностранных дел Украины Павел Климкин и президент Украины Петр Порошенко (слева направо) во время переговоров в "нормандском формате" по вопросам урегулирования кризиса на юго-востоке Украины. Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС












  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.