Чем заплатит Путин?
30 ЯНВАРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Честно сказать, заранее разрекламированный телефонный разговор президентов России и США не внес ясности относительно того, как будут развиваться отношения между двумя странами. В Вашингтоне были обречены всерьез отнестись к этим переговорам. Ведь накануне британский премьер Тереза Мей заклинала Трампа не верить Путину. То же самое, судя по всему, говорила и немецкий канцлер Ангела Меркель накануне звонка в Кремль. Посему американский президент озаботился тем, чтобы пригласить максимальное количество свидетелей, которые могли бы подтвердить, что он не дал слабину. В разговоре участвовал вице-президент Майк Пенс, за беседой наблюдали глава аппарата Белого дома Райнс Прибус, советник по национальной безопасности Майк Флинн и старший советник Стивен Бэннон. Путин, как известно, вел разговор в одиночестве, без чьей-либо поддержки.

В итоге, если опустить ритуальные уверения во взаимном почтении двух лидеров и неизбывной любви российского и американского народов друг другу (давно ли отечественное ТВ объясняло, что тупые и аморальные жители США обречены ненавидеть глубоко нравственных россиян?), в сухом остатке остается выражение неопределенного намерения «существенно улучшить взаимоотношения» и, главное, подтвержденное обеими сторонами намерение сотрудничать в борьбе против запрещенного террористического Исламского государства. Более того, в Вашингтоне намекают, что успешное взаимодействие в войне с терроризмом может обеспечить в дальнейшем ослабление и даже снятие санкций (в разговоре президенты предпочли не затрагивать эту болезненную тему). «Мы рассчитываем на взаимодействие с ними (с Россией) в борьбе против ИГ, в особенности в Сирии, а также на то, чтобы разобраться с кризисом в Алеппо», — заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер. И многозначительно намекнул: «Существует сфера, в которой мы должны работать с ними, если собираемся победить ИГ, и думаю, это первый шаг».

В тот же день Трамп подписал исполнительный указ, требующий от Пентагона представить детальный план по уничтожению ИГ. В указе содержится требование озаботиться поиском новых эффективных союзников. И, понятное дело, главный кандидат на эту роль — Россия. Владимиру Путину есть чему радоваться. Прошло всего полтора года, и ведущая страна Запада откликнулась на его призыв к созданию антитеррористической коалиции цивилизованного мира (предполагалось, что в процессе создания партнеры благополучно позабудут аннексию Крыма и секретную войну на Донбассе).

Теперь перед американо-российским сотрудничеством действительно открываются широкие перспективы. Трамп неоднократно заявлял, что он глубоко равнодушен к идее поддержки демократии и прав человека в других странах. Он весьма скептически относится и к исполнению американских обязательств по обороне Европы в рамках НАТО. Если так, то между Вашингтоном и Москвой практически не остается противоречий. Трамп занят противоборством с экономическими конкурентами, вроде Китая. К ним Россия при всем ее желании относиться не может.

Стало быть, с точки зрения Трампа, нужно выторговать у Москвы какую-нибудь значимую уступку, которая будет доказательством внешнеполитической эффективности нового хозяина Белого дома. Именно поэтому первым делом президент США предложил обменять отмену санкций против России на сокращение ее ядерного арсенала. Очевидно, ему никто не объяснил, что Владимир Путин никогда не согласится на отказ от своего главного козыря в отношениях с Западом — арсенала стратегических вооружений. Но показателен был сам подход: все что угодно можно обменять на что угодно, лишь бы это было выгодно.

В таком случае единственное, что может потребовать Трамп, — это широкомасштабная наземная операция России в Сирии, а может быть, и в Ираке. Что позволит если не победить, то как минимум прекратить распространение террористической заразы на Ближнем Востоке. И при этом избежать гробов с американскими военными.

Но даже в том случае, если Москва согласится, нет никаких гарантий, что сотрудничество сложится. Вспомним последнюю такую попытку, когда в сентябре 2016-го Керри и Лавров вроде бы договорились о совместных ударах по террористам из ИГ и обмене разведывательной информацией для их подготовки. В Пентагоне вполне разумно возразили: нельзя знакомить потенциального противника с тем, как разведданные используются при подготовке операций. Нельзя осуществлять военное сдерживание России в Европе, одновременно сотрудничая с ней на Ближнем Востоке.

Впрочем, нельзя исключать, что Трамп, который старательно рушит существующий мировой порядок, рискнет отказаться и от обязательств США по обеспечению европейской безопасности. И тогда вполне вероятно, что Владимир Путин забудет о своем намерении вывести войска из Сирии и начнет укреплять сотрудничество с Трампом русской кровью…


Фото: 28.01.2017 США, Вашингтон. Президент США Д. Трамп провел телефонный разговор с президентом РФ В. Путиным. Andrew Harnik/AP/TASS













  • Николай Сванидзе: В курсе на конфронтацию заинтересованы силовики, получающие на это финансирование. Борьба с Западом оборачивается для них живыми деньгами. 

  • «Ведомости»: Набор атрибутов, позволяющих чувствительной к пропаганде части населения ощущать себя обитателями осажденной крепости, дополнится важной составляющей.

  • Денис Марков: То есть финансирование противоправной деятельности из-за рубежа осуществляется, это финансирование государством контролируется (но не пресекается)...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Грядет «матвеенковщина»?
8 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну теперь дела в России точно пойдут на лад. Уже на следующей неделе в Совете Федерации будет создана Комиссия по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России. Решение это принято по итогам слушаний, на которых, помимо парламентариев, выступили и те, кому по должности надлежит спасать нашу страну. В общем-то ничего принципиально нового охранители не сообщили. Коварный зарубеж спит и видит подчинить себе великую нашу державу и ее природные богатства (то есть выступает прямым конкурентом Сечину, Абрамовичу и Усманову, которые сегодня безраздельно владеют природными богатствами страны).
Прямая речь
8 ИЮНЯ 2017
Николай Сванидзе: В курсе на конфронтацию заинтересованы силовики, получающие на это финансирование. Борьба с Западом оборачивается для них живыми деньгами. 
В СМИ
8 ИЮНЯ 2017
«Ведомости»: Набор атрибутов, позволяющих чувствительной к пропаганде части населения ощущать себя обитателями осажденной крепости, дополнится важной составляющей.
В блогах
8 ИЮНЯ 2017
Денис Марков: То есть финансирование противоправной деятельности из-за рубежа осуществляется, это финансирование государством контролируется (но не пресекается)...
Как исчезла магия
5 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Из детских сказок мы отлично знаем, как это происходит. Часы бьют двенадцать раз, и колдовство, безотказно действовавшее еще минуту назад, вдруг теряет силу. Петербургский «Экспофорум» превращается в тыкву, Песков — в крысу, а несколько сотен представителей так называемой политико-экономической элиты — в стайку испуганных мышей, до которых… мягко говоря, эволюционировал правящий режим. Путинская магия, путинское отрицательное обаяние больше не работают. Именно в этом, а вовсе не в конкуренции разных программ развития страны заключается, как мне кажется, главный итог Петербургского международного экономического форума.
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2017
Алексей Макаркин: Выступления Путина на ПМЭФ и его интервью — это два разных послания, адресованные двум очень разным аудиториям.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2017
"Ноаая газета": Трудно обсуждать мировое экономическое и технологическое сотрудничество, одновременно открывая все новые фронты.
В блогах
5 ИЮНЯ 2017
Vasily Gatov: Меган Келли довела Путина до белого каления, молодец.
Очень требовательный диалог
30 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Путинская харизма, которая подействовала на многих мировых лидеров (в списке жертв специфического «обаяния» российского начальника и американский президент Джордж Буш, и его французский коллега Николя Саркози), не сработала с Эммануэлем Макроном. О чем французский президент предельно ясно сообщил в ходе совместной пресс-конференции, состоявшейся по итогам встречи Путина и Макрона: «Я никогда не считал, что политическая жизнь и дипломатия состоят в том, чтобы объяснять ее элементами термодинамики или личной химии. Цель политики и дипломатии заключается в том, чтобы найти конкретные решения для наших реальных проблем».
Прямая речь
30 МАЯ 2017
Константин фон Эггерт: Макрон оставил возможность диалога с Москвой по поводу Сирии и заявил о создании франко-российского форума гражданского общества, по образцу германо-российского диалога.