Люди
22 октября 2021 г.
О празднике трудящихся и превентивных мерах

ТАСС

У нас тут праздник намедни вышел. Нет, я не о Международном дне трудящихся. Я о Всебелорусском дне превентивных задержаний.

Дело в том, что на 1 мая некоторые несознательные элементы, не разделяющие генеральной линии как оппозиционных партий, так и все еще действующего правительства, решили назначить акции протеста в областных центрах (а их у нас в стране шесть, напомню для забывших географию Республики Беларусь) и крупных промышленных центрах. Оно понятно: до 1 мая президент публично поручил министру труда и социальной защиты трудоустроить всех желающих. Министр бодро отрапортовала о выполненной задаче, так что возразить ей и быть при этом услышанным можно было исключительно через публичный протест.

Акция началась с того, что главный ее организатор и вдохновитель, экс-политзэк Николай Статкевич, попросту исчез. И когда его супруга начала бить тревогу и разыскивать не в меру активизировавшегося Николая Викторовича, ей вдруг позвонили по телефону и некто, представившийся заместителем начальника райотдела МВД, сообщил, что гражданин Статкевич Н.В. осужден на 5 суток и находится в соответствующем месте ограничения свободы. Как выяснилось, адвоката к Статкевичу не допустили, о предстоящем суде не известили, а жену проинформировали лишь после того, как судьбой отставного офицера заинтересовалось Радио «Свобода».

«Превентивный арест» у нас в стране дело уже почти привычное. Если государство опасается, что тот или иной политик может каким-то образом воздействовать на толпу, его задерживают. Причина находится простая и убедительная, как грабли. То двое милиционеров слышат, как вы публично ругаетесь матом. То сотрудница налоговой полиции или судебный пристав бросаются под колеса вашего автомобиля, маневрирующего во дворе в поисках свободного места, — так что вас тут же вытаскивают из него и волокут в автозак, предусмотрительно оказывающийся за углом. То ваш автомобиль объявляют в розыск и разыскивают со всей страстью пролетарской души. А то просто взламывают квартиру, в которой вы в это время находитесь, и увозят во временно неизвестном направлении.

Со Статкевичем — это уже просто дежа вю. Даже не смешно. В прошлый раз его таким образом похитили неизвестные лица в штатском и уволокли во временную безвестность накануне 25 марта — когда он анонсировал массовый протест. Для оставшихся на свободе дело окончилось гораздо хуже — массовыми избиениями и «хапуном» (впрочем, об этом мы читателям «ЕЖа» сообщили своевременно). А Статкевича отпустили и сделали вид, что он сам себя похитил.

Сейчас вот — даже вида не делали.

Смысла в случившемся не было никакого. На Октябрьской площади в Минске собралось примерно от 800 (по ну о-о-очень оптимистическим оценкам) до 200 человек. Плюс, как водится, «топтуны» и журналисты. В общей сложности около человек трехсот-трехсот пятидесяти. Протест выразили и разошлись.

А вот в регионах Статкевичей оказалось значительно больше. Потенциальных лидеров протеста арестовывали за сутки-за двое, не скрываясь, «шили» им приговоры — и, надо полагать, между праздниками на некоторое время выпустят. Заодно хватали и журналистов-фрилансеров — чтоб не транслировали всю эту беготню за «правонарушителями» непосредственно в интернет.

Самыми забавными были задержания в Брестской области: в самом Бресте и в Барановичах люди вышли, прости господи, с tabula rasa — с белыми листами бумаги, на которых не было написано ничего. И рисунков не было. Идет мужик по городу с белым листом — это и является составом административного правонарушения.

Кому-то в протокол в качестве отягчающего вину обстоятельства было записано «шумер». Оно понятно, разумеется, что не вавилонянин и не македонец какой-нибудь — что опечатка так выпала, однако забавная опечатка. Показательная опечатка. Теперь главное — всем нам в шумеры не попасть, ибо превентивно заметут.

В общем, кто как, а милиция в Международный день труда потрудилась на славу. Чокнемся, товарищи?


Фото: Николай Статкевич во время несанкционированного митинга оппозиции на площади у Дома правительства. Алексей Филиппов/ТАСС














  • Андрей Колесников: Это совершенно непристойный скандал, к тому же поощряющий откровенно конспирологические идеи, что Нобелевский комитет договаривается с Кремлём.

  • Медуза: Кремль поздравил Муратова с Нобелевской премией. «Он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел...»

  • Константин Сонин: ...раз дали Муратову, то Навальному в ближайшие годы не дадут. Кстати, за Тихановскую не так обидно - у неё-то будут реальные шансы и в следующем году, и всегда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медные трубы Дмитрия Муратова
11 ОКТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Голова пробита у Навального, а бинтуют здорового Муратова», – эта хлесткая фраза Невзорова лидирует по цитируемости среди откликов в российских социальных сетях на решение о присуждении Нобелевской премии мира. Поскольку она довольно точно отражает обиду российской оппозиционной общественности на то, что эту премию дали не Навальному. И хотя невзоровская фраза каким-то странным образом наделяет Нобелевский комитет не вполне свойственными ему функциями и задачами скорой помощи, Навальный действительно сегодня заслуживает премию мира больше других. И главным образом не потому, что премия мира ему нужна как защита в тюрьме. 
Прямая речь
11 ОКТЯБРЯ 2021
Андрей Колесников: Это совершенно непристойный скандал, к тому же поощряющий откровенно конспирологические идеи, что Нобелевский комитет договаривается с Кремлём.
В СМИ
11 ОКТЯБРЯ 2021
Медуза: Кремль поздравил Муратова с Нобелевской премией. «Он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел...»
В блогах
11 ОКТЯБРЯ 2021
Константин Сонин: ...раз дали Муратову, то Навальному в ближайшие годы не дадут. Кстати, за Тихановскую не так обидно - у неё-то будут реальные шансы и в следующем году, и всегда.
Иногда честная работа — это подвиг
5 АВГУСТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Похоронили Ясена Николаевича Засурского, человека, который воплощал собой нечто не поддающееся логическому описанию и фиксации — дух, особую атмосферу факультета журналистики МГУ. Это самое «нечто» ощущалось практически все годы существования журфака. Включая, например, вполне забубенные 70-е, когда на факультете учился ваш покорный слуга. Слава богу, эту атмосферу не удавалось определить в терминах и вставить в строку ни членам бесчисленных партийных комиссий, проверявших идеологическую твердость учебного заведения, ни авторам доносов. Идейные погромы каким-то образом вполне счастливо обходили стороной журфак и человека, хранившего его призрачные ценности.
Прямая речь
5 АВГУСТА 2021
Николай Сванидзе: Примечательный человек, который умудрялся и в тоталитарной стране быть свободным и не тоталитарным человеком. Татьяна Малкина:: Засурский упорно гнул свою линию.
В СМИ
5 АВГУСТА 2021
"Коммерсант": Те, кто хотел, мог получить на журфаке академическое образование и красный диплом: уровень преподавателей позволял получить любое образование.
В блогах
5 АВГУСТА 2021
Владимир Яковлев: Бывают люди-ангелы... Которые обладают... поразительной способностью - не противопоставлять идеи милосердию, а здравый смысл - идеологии... Они способны творить добро... не откладывая его...
Повторить уже не сможем
12 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Не знаю как вы, а я стал уже покрываться пятнами и гусиной кожей от первых тактов песен про детей Галактики, грохот космодрома, а также про пыльные тропинки далеких планет, песен, которые всю прошедшую неделю звучали уже не из каждого утюга, а из каждого водопроводного крана. Отечественные чиновники от пропаганды, способные опошлить самое святое, с тактом и изяществом стада носорогов оттоптались на 60-й годовщине действительно славного события в истории человечества – первого полета человека в космос, совершенного нашим соотечественником Юрием Гагариным. Команда «достойно отметить» пришла, очевидно, с самого верха, и весь телеэфир с утра до ночи был забит славословиями относительно побед в освоении космоса.
Прямая речь
12 АПРЕЛЯ 2021
Сергей Цыпляев: Космос переходит в ту же сферу, что и авиация: в ней делается очень много, но это достаточно рутинно. Осталась одна задача – полёт на Марс...