Люди
23 марта 2019 г.
Спасти гимназиста с Ямала!
21 НОЯБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

bundestag.de

bundestag.de

Наверное, уже не осталось в России госучреждения, в которое возмущенные граждане или даже целые организации не направили свои заявления по поводу выступления в минувшее воскресенье в немецком Бундестаге гимназиста из Нового Уренгоя Николая Десятниченко. Буквально в течение нескольких часов гневные петиции поступили в Администрацию президента, Генпрокуратуру, Следственный комитет и ФСБ. Не остались в стороне от важнейшей проблемы и депутаты с сенаторами. Комитет Совета Федерации по международным делам потребовал от правительства Ямало-Ненецкого автономного округа проверить гимназию, в которой учится подросток, тем более что сенатор Олег Морозов подозревает, что юноша не случайно оказался на трибуне Бундестага (дескать, с чьего голоса поются эти песни?). А депутаты Госдумы обратились напрямую в Генпрокуратуру с требованием проверить выступление гимназиста на предмет соответствия его содержания закону об экстремизме! Впрочем, зампред комитета Госдумы по образованию и науке позволил себе успокоить родителей школьника. «Мы, — говорит, — не нападем на мальчика… Просто враги государства могут это использовать». Ну, хотя бы так… Потому что, если представить себе, что, к примеру, депутату Валуеву партия «Единая Россия» поручила бы напасть на мальчика, то страшно представить себе, чем бы все это закончилось! Разумеется, важнейшее событие подробнейшим образом было освещено федеральными телеканалами, а дежурные фейсбучные тролли нашпиговали социальную сеть соответствующими комментариям.

Словом, та кампания, что была в пожарном порядке с привлечением максимально возможных ресурсов развернута вчера в России во второй половине дня, точнее всего описывается словосочетанием «травля общенационального масштаба».

Конечно, трудно вообразить, что среди читателей этой заметки есть кто-то, кто вовсе не в курсе громкого скандала и с выступлением Николая Десятниченко в немецком парламенте не ознакомился. Но, если представить себе, что такой человек все же есть, речи школьника он не слышал, а вот с реакцией на него отечественной «общественности» и местного политического «истеблишмента» ознакомился подробно, то он, верно, думает, будто с трибуны немецкого парламента наш гимназист  призвал немедленно свергнуть Владимира Путина, а всех депутатов и сенаторов подвергнуть скорому суду капитана Линча прямо на улицах столицы. А, между тем, вовсе не про Владимира Путина говорил Николай, и не делал он никаких политических заявлений. Вот отрывок из его выступления, который на родине автора вызвал столь громкий резонанс: «История Георга (немецкого солдата, взятого в плен под Сталинградом – ред.) и работа над проектом тронула меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат вермахта вблизи города Копейска. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка — участник войны, который был командиром стрелковой роты».

И вот вся эта псевдопатриотическая шобла, разогретая официальной пропагандой и мракобесной позицией властей, схватилась за одну неловкую формулировку (речь, разумеется, о «невинно погибших») в тексте, написанном с общечеловеческих и общегуманистических позиций, и теперь с пеной у рта требует крови «виновных». Я совершенно не удивлюсь, если дело кончится увольнением руководства гимназии и лишением родителей родительских прав! А обещания, звучащие с высоких трибун, вроде «мальчика не тронем, а просто расстреляем все его взрослое окружение», вряд ли могут кого-то успокоить…

Итак, повторю, что у меня нет никаких сомнений – по возвращению в Россию Николай Десятниченко столкнется с полномасштабной кампанией травли со стороны как официальных российских властей, так и представителей разнообразных «общественных» организаций. Причем, судя по всему, это будет давление такого масштаба и накала, с которым справляются далеко не все взрослые. В этой связи мне кажется, что наиболее разумным и взвешенным решением родителей Николая и его самого было бы продолжить образование на Западе… Я убежден, что в данный момент Николаю Десятниченко не стоит возвращаться в Россию…     


Фото: bundestag.de

 

 












  • Алексей Малашенко: Это модель мягкого авторитаризма, всё идёт именно к этому. Там остаются те же люди, та же элита, со всеми своими амбициями и личными интересами.

  • Коммерсант: ...господин Назарбаев ушел с должности президента на более значимый, законодательно закрепленный пост первого президента страны с весьма широким функционалом. 

  • Roman Popkov: Призываю российских оппозиционеров приберечь свои радости в стиле «ушел тот, уйдет и этот». Вполне себе управляемый транзит власти очередному баю.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Назарбаев окончательно вознесся в елбасы
20 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нурсултан Назарбаев 19.03.2019 обратился к своему народу с заявлением о сложении с себя президентских полномочий. До этого момента он руководил Казахстаном 29 лет, 8 месяцев и 25 дней. Его должности назывались по-разному: первый секретарь ЦК компартии Казахстана, президент Казахской ССР, президент Казахстана. Роль все эти почти 30 лет была одна: авторитарный лидер. В 2010 году эта роль была закреплена законом и Назарбаев получил ту должность, которая за ним сохраняется пожизненно – елбасы, то есть «Лидер нации». Так написано в законе, с большой буквы «л».
Прямая речь
20 МАРТА 2019
Алексей Малашенко: Это модель мягкого авторитаризма, всё идёт именно к этому. Там остаются те же люди, та же элита, со всеми своими амбициями и личными интересами.
В СМИ
20 МАРТА 2019
Коммерсант: ...господин Назарбаев ушел с должности президента на более значимый, законодательно закрепленный пост первого президента страны с весьма широким функционалом. 
В блогах
20 МАРТА 2019
Roman Popkov: Призываю российских оппозиционеров приберечь свои радости в стиле «ушел тот, уйдет и этот». Вполне себе управляемый транзит власти очередному баю.
Телеигра краплеными картами
13 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный редактор передачи «Кто хочет стать миллионером?» Илья Бер обвинил магистра игры «Что? Где? Когда?» Александра Друзя в том, что тот пытался получить правильные ответы на вопросы в игре в обмен на часть выигрыша. Игра записывалась в ноябре 2018, в эфир вышла в декабре. Друзь вместе с партнером, Виктором Сидневым, дошли до последнего, 15-го вопроса, стоимостью 3 миллиона, ответили на него неправильно и выбыли из игры, получив 200 тысяч рублей. Илья Бер опубликовал в блоге передачи «Что? Где? Когда?» обращение в комиссию по этике и в правление Международной ассоциации клубов игры..
Прямая речь
13 ФЕВРАЛЯ 2019
Александр Рыклин: А что вообще происходило на программе «Что? Где? Когда?». Он что, первый раз в жизни решил «подкоррумпировать» человека, от которого зависит чисто материальный результат игры?
В СМИ
13 ФЕВРАЛЯ 2019
Медуза: В беседе с РБК Друзь заявил, что на нечестную игру его пытался спровоцировать Бер. По словам знатока, он решил посмотреть, «насколько далеко может пойти этот человек». 
В блогах
13 ФЕВРАЛЯ 2019
Sergey Nemalevich: А кто-то еще обсуждал, что уважаемым знатокам непозволительно не знать мат Легаля
Последняя, к кому ещё прислушивалась власть
8 ДЕКАБРЯ 2018 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Умерла Людмила Михайловна Алексеева. На 92-ом году жизни в 15-ой клинической больнице в Москве. За пару дней до кончины ей, вроде бы, стало получше, перевели из реанимации в обычную палату. И появилась какая-то надежда. Но вот так. Хрупкая, маленькая, она была настоящим бойцом, воином, когда дело касалось её убеждений. А главным её убеждением было то, что надо защищать людей, особенно в такой стране, как наша. И она их защищала, используя и ум свой, и женскую хитрость, и обаяние, и огромный жизненный опыт.
Нам будет ее не хватать
8 ДЕКАБРЯ 2018 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Мне давно не было так трудно писать. Ведь она была для меня очень близким человеком. И это удар. Это очень больно. Но — про нее. 90 лет беспримесно достойной жизни. У нее была не очень простая миссия — помогать людям, попавшим в беду по вине власти. И для этого она шла и на прямые контакты с властью, спокойно относясь к обвинявшим ее в этом. Ведь на самом деле тут еще не известно, кто кого использует.