Выборы
08 июля 2020 г.
В Москве не будет единого кандидата в мэры от оппозиции

ТАСС

В минувший понедельник случилось сразу несколько событий, имеющих прямое отношение к предстоящим в сентябре выборам столичного градоначальника. Во-первых, Левада-Центр опубликовал исследование, согласно которому популярность Сергея Собянина в Москве за последний год существенно выросла, а рейтинг его возможных конкурентов балансирует внутри статистической погрешности. Во-вторых, обменялись посланиями двое кандидатов на высокий пост от оппозиции — Илья Яшин и Дмитрий Гудков. Яшин обнародовал видеоролик, в котором «в последний раз» призывает Гудкова согласиться на проведение праймериз, а тот ему ответил на своей странице в фейсбуке: дескать, готов в любой момент, но по тем правилам, что изложил ранее.

В самом начале апреля Дмитрий Гудков опубликовал текст, в котором описал приемлемый для него формат выборов единого кандидата от оппозиции. По мнению г-на Гудкова, процедура выдвижения такого претендента могла бы пройти в три тура. Сначала свое мнение высказывают независимые муниципальные депутаты, а потом остальные москвичи, поддерживающие протестную повестку. Третий тур, по плану г-на Гудкова, понадобится в том случае, если по итогам первых двух победитель не будет выявлен. Тогда выбрать единого кандидата от оппозиции  должен Круглый стол, который будет сформирован из представителей пяти организаций: «Яблока», ПАРНАСа, «Гражданской инициативы», Партии прогресса и «Открытой России».

Я уже не раз говорил и писал, что, с моей точки зрения, существует всего один аргумент за то, чтобы оппозиционные политики продолжали участвовать в процедуре, которую многие по инерции (в том числе и ваш покорный слуга) все еще называют «выборами» — мобилизация протестного актива. В условиях, когда псевдодемократический формат назначения-переназначения на формально выборную должность полностью контролируется исполнительной властью, никаких других причин участвовать в позорном фарсе не существует — эта власть на «выборах» смещена не будет. Но активизация протестной повестки — дело, несомненно, полезное, важное и духоподъемное, в чем, например, мы могли убедиться, наблюдая за предыдущей кампанией по выборам мэра, когда Алексей Навальный буквально поставил на уши всю Москву.

В нынешних условиях только выдвижение единого кандидата от оппозиции могло бы поддержать общественный интерес к предстоящему мероприятию. И для определения такого человека не существует иной процедуры, кроме праймериз. Если принять во внимание, что «Яблоко» заранее отмело идею общегражданского выдвижения и уже назвало собственного кандидата, реальных претендентов оставалось двое — Дмитрий Гудков и Илья Яшин. (Давайте все же не будем тратить время на обсуждение кандидатур Варламова или Красовского.)

Руководствуясь вышеизложенными основаниями, уже примерно полтора месяца назад я начал переговоры с обоими кандидатами с единственной целью — предоставить москвичам, критически настроенным в отношении действующей власти, самим определить, кто будет представлять их на предстоящих выборах. Свою задачу я видел в следующем: сблизить позиции Гудкова и Яшина по формату праймериз до такой степени, которая позволила бы эту идею осуществить. Кое-чего на этом поприще добиться удалось.

Например, мы договорились о том, что все этапы голосования пройдут только в режиме off-line, то есть без использования интернета, что Алексей Навальный (и он такие гарантии дал) на стадии проведения предвыборной кампании откажется от поддержки одного из кандидатов (речь, разумеется, о Яшине) и вступит в игру только после появления единого кандидата от оппозиции.

Мы продумали и обсудили ситуацию с возможным вмешательством власти на стороне одного из кандидатов — была идея допустить к голосованию только москвичей с постоянной пропиской. Разумеется, не по всем вопросам сразу удалось договориться. Например, Илья Яшин не готов был согласиться с той ролью в определении единого кандидата, которую Дмитрий Гудков отводил муниципальным депутатам. Яшин считает, что она, эта роль, должна быть ограничена отсечением маргинальных кандидатов, а основное слово все же должно оставаться за рядовыми москвичами, поддерживающими оппозиционную повестку.

Большие сомнения вызывала и идея некоего Круглого стола как решающего фактора в определении победителя. (Думаю, что для начала не удалось бы договориться о составе этого самого Стола…) Было еще несколько вопросов, требующих компромиссов с обеих сторон.

В любом случае, учитывая важность вопроса, общественный интерес к происходящему, я считал все эти противоречия преодолимыми. Поэтому постоянно настаивал на общей встрече с обязательным участием Гудкова и Яшина, итогом который стал бы согласованный формат определения единого кандидата от оппозиции. Посредником на таких переговорах согласился быть высокопоставленный представитель партии ПАРНАС. Сторона Дмитрия Гудкова предложила в качестве полноправного наблюдателя за переговорным процессом одного из руководителей «Открытой России». Никто на это предложение не возражал. Мне казалось, что в какой-то момент мы очень близко подошли к определению конкретной даты начала переговоров, и, тем не менее, они не состоялись, и думаю, уже не состоятся.

Если вы заметили, я намеренно не даю никаких моральных оценок происходящему, а лишь ограничиваюсь сухой констатацией фактов. А они следующие: на протяжении всего этого времени Илья Яшин был готов начать переговоры с любой точки в любом формате. Чего, к моему глубокому сожалению, нельзя сказать о Дмитрии Гудкове. В конечно итоге именно его позиция не позволила прийти к соглашению о проведении демократических праймериз в Москве.

Итог печален — у Москвы не будет единого кандидата от оппозиции, что, не сомневаюсь, у огромного числа москвичей в принципе подорвет интерес к предстоящей кампании. И уже сейчас понятно, что закончиться она может только еще большим раздраем в протестной среде, что автоматически повлечет утрату интереса к конкретным выборам и доверия к политической оппозиции как важному общественному институту.

Боюсь даже представить себе, что начнется, когда, например, мэрия одному из наших кандидатов позволит пройти муниципальный фильтр, а другого на этой стадии отсечет. Так вот я этому «успешному» кандидату заранее не завидую — жизнь (даже политическая) на сентябрьских выборах не заканчивается. Именно эту простую мысль на протяжении всего переговорного процесса я пытался донести до обоих кандидатов. У меня не получилось.    

 

Фото: Россия. Москва. Дмитрий Гудков (слева на втором плане), член федерального политсовета движения "Солидарность" Илья Яшин во время акции в защиту политзаключенных на Пушкинской площади. Антон Новодережкин/ТАСС


 












  • Дмитрий Орешкин: Понятно, что следующим шагом теперь станет волна репрессий. Мы уходим всё дальше в пространство выдуманной, виртуальной реальности в советском стиле.

  • «Ведомости»: Часть общества это голосование как победу власти не воспримет, сама власть тоже понимает, что это не победа, а ее фабрикация.

  • Иван Беляев: Короче, если думать об отъезде, то вариантов два: Нарьян-Мар и Брно (самый высокий процент голосов против в мире, как коллеги сообщают).

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Тарелка дерьма
2 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Есть старый анекдот про гусара, который спьяну и от скуки вызвался на спор съесть тарелку дерьма. А потом его соперник решил отыграться и тоже съел тарелку дерьма. Вот они сидят и думают: а зачем мы это сделали? Дерьмо хлебали полной ложкой, а в итоге ничего не выиграли, остались при своих. Мне кажется, что наутро после устроенного недельного аттракциона под названием «голосование» российские начальники или хотя бы те из них, кто сохранил (хоть и прячет сей факт в целях самосохранения) способность к рациональному анализу, должны чувствовать себя этими гусарами, наевшимися дерьма зазря.
Прямая речь
2 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Понятно, что следующим шагом теперь станет волна репрессий. Мы уходим всё дальше в пространство выдуманной, виртуальной реальности в советском стиле.
В СМИ
2 ИЮЛЯ 2020
«Ведомости»: Часть общества это голосование как победу власти не воспримет, сама власть тоже понимает, что это не победа, а ее фабрикация.
В блогах
2 ИЮЛЯ 2020
Иван Беляев: Короче, если думать об отъезде, то вариантов два: Нарьян-Мар и Брно (самый высокий процент голосов против в мире, как коллеги сообщают).
Полюбите нас глупенькими…
29 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Главный начальник страны недавно снизошел до объяснений, зачем понадобилось обнуление. По версии Путина, в ожидании нового начальника чиновники перестают работать и начинают «рыскать глазами» в поисках того, кого назначат преемником. Владимир Владимирович, успокойтесь, они давно перестали работать. Чему самое очевидное свидетельство – многочисленные ляпы в официальных текстах. Ваши подчиненные прекрасно знают – сойдет так? как сляпают, а если кому не нравится, так он точно представитель «пятой колонны». Поэтому в вашу речь на параде недрогнувшей рукой вписывают двусмысленность про то, что «нацизм сокрушил советский народ».
Прямая речь
29 ИЮНЯ 2020
Николай Сванидзе: Людям в принципе неинтересна Конституция. Никогда по ней не жили и теперь не будут, тем более что её можно так выправить через колено...
В СМИ
29 ИЮНЯ 2020
РИА «Новости»: Лингвист указала на отсутствие ошибки в бюллетене по поправкам…
В блогах
29 ИЮНЯ 2020
Кирилл Рогов: Нет ничего глупее, чем думать, что нынешний голосовательный цирк о поправках в конституцию (а не в задницу, кстати, как многие думают) пройдет и исчезнет.
Тот, чье имя нельзя называть
11 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
По стране с грохотом и свистом понеслась агитационная кампания по выборам царя. Из каждого утюга нам рассказывают, как важно хоть в парке, хоть в городском туалете, но отдать голос за поправки к Конституции, которые навечно закрепят наши скрепы и ценности. Такие, например, как обязанность власти платить пенсию. А еще через Основной закон нам в очередной раз объяснят про «уважение к старшим» и «уважение человека труда». Также Конституция теперь обяжет защищать историческую правду и семейные ценности. Ну, по крайней мере, как ее понимает начальство. Кроме того, она наконец-то провозгласит приоритет российского права над международным. Еще про защиту животных есть.
Прямая речь
11 ИЮНЯ 2020
Андрей Колесников: Сейчас идёт борьба за явку. Судя по тому, как активно идёт рассылка на почту и телефоны... им нужна явка и связанное с этим повышение градуса легитимности.