Терроризм
30 октября 2020 г.
Теракт в Керчи. Официальная версия — псих-одиночка…
18 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Опубликован список погибших. Смотреть на него совершенно невыносимо. Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать лет. Пятнадцать детей.  А еще пять преподавателей. Вот столько миров в одночасье обрушилось, растворилось в космосе. И десятки раненых, некоторые до сих пор находятся на грани жизни и смерти… У всех этих людей наверняка были планы на вчерашний вечер. Думать о судьбе родных не менее тяжко…

Следствие пока предлагает нам следующую версию: в среду утром Владислав Росляков, студент Керченского политехнического колледжа, пришел в родное учебное заведение с охотничьим ружьем и двумя взрывными устройствами, после чего устроил там бойню — открыл пальбу по ученикам и преподавателям и подорвал в столовой бомбу. Потом застрелился в одном из кабинетов. Второе взрывное устройство в действие привести не успел, или не захотел — оно было обнаружено возле его трупа.

В Москве сразу заговорили об «украинском следе». Сенатор Клинцевич по горячим следам прямо заявил: «Это могут быть как те или иные официальные структуры, так и отмороженные националисты, которые в ненависти к России готовы на все». Позже эта версия была отвергнута, а уголовное дело, открытое изначально по статье «Терроризм», переквалифицировано в «Убийство двух и более человек». По крайней мере — пока.

Официальная точка зрения на керченскую трагедию: сумасшедший молодой человек разделался с ненавистным учебным заведением. Учитывая уже известные обстоятельства — вполне правдоподобная версия. Тем более что подобное уже случалось в разных точках земного шара.

Смущает, правда, наличие двух взрывных устройств. У Владислава Рослякова было ружье и сто пятьдесят патронов. Зачем ему еще две бомбы? И потом, откуда у него навыки подрывника, где он раздобыл взрывчатку и прочее, в каком помещении собрал бомбы, как вез по городу? Возможно ли, чтобы восемнадцатилетний молодой человек, как нам известно, без какого-либо боевого опыта спланировал столь сложный теракт и осуществил его в одиночку практически безупречно? Объяснение «теперь все можно выяснить в интернете и раздобыть из интернета» давайте все же всерьез принимать не станем….

Когда сенатор Клинцевич с места в карьер обвинил Украину в страшном теракте в Крыму, он ни секунды не сомневался, что именно эта версия будет объявлена федеральными властями сначала основной, а позже — единственной. Потому что ее привлекательность для пропагандистских целей Кремля совершенно очевидна. Это же прямое доказательство того, что Украина — террористическое фашистское государство, готовое воевать с Россией даже такими кровавыми методами. Дескать, не об этом ли мы вам твердим уже четыре года?! Конечно, мы имеем дело с местью крымчанам за «возвращение в родную гавань»!

Однако столь лакомая для пропагандистов и идеологов версия керченской трагедии очевидным образом дискредитирует федеральные силовые структуры и местные власти. То есть вы, господа, допустили, чтобы у вас под носом орудовала украинская диверсионная группа, сумевшая осуществить страшный теракт, причем не где-нибудь, а в Крыму, а все ваши трофеи — труп исполнителя-малолетки!? А где остальные? Ушли с аквалангами по дну Азовского моря? Так, может, они по дороге еще и мост через пролив заминировали? После столь позорного провала должны начать сыпаться звезды со многих погон... Кремль оказался не готов к такому сценарию. Впрочем, нет никаких гарантий, что он к нему не вернется…

Одна из важных отличительных особенностей нашей современной политической системы заключается как раз в том, что она предоставляет ее бенефициарам практически неограниченные возможности по манипулированию общественным мнением. Поэтому я совершенно не удивлюсь, если через какое-то время в керченском теракте украинский след все же будет обнаружен — потому что, например, изменится политическая конъюнктура и в Кремле сочтут целесообразным обвинить Украину, несмотря на все вышеперечисленные издержки. И тогда обществу предъявят и акваланги, и маски с трубочками, и, возможно, даже трупы подлых диверсантов, уничтоженных бравыми чекистами…              

 
Фото: Россия. Крым. Керчь. У здания Керченского политехнического колледжа, где произошел взрыв. По предварительной информации, погибли не менее 17 человек, около 50 пострадали. Екатерина Кейзо/ТАСС












  • Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.

  • Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.

  • Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Современная религиозная война в Европе
30 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда террористу, зарезавшему в Ницце троих прихожан церкви Нотр-Дам, оказывали медицинскую помощь, он продолжал кричать «Аллах Акбар!». Этот момент воплотил в себе многие особенности современной религиозной войны в Европе, когда люди, сбежавшие от преследований или просто от плохой жизни в мусульманских странах, испытывают ненависть к стране, их приютившей, и убивают людей, которые не сделали им ничего плохого. Серия октябрьских терактов во Франции, жертвами которой стали несколько человек, это лишь одно из проявлений той религиозной войны, которую исламский мир ведет против Европы и ее ценностей. 
Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.
В СМИ
30 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.
В блогах
30 ОКТЯБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.
От чего охраняют охранники
24 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У человека, который попытается понять, что происходит с внутренней безопасностью в России, неизбежно зайдет ум за разум или, говоря по-научному, случится когнитивный диссонанс. С одной стороны, правоохранители (МВД, СКР, Росгвардия, ФСБ, ФСО, ФСИН) числом около полутора миллионов человек (то есть каждый пятнадцатый россиянин, включая стариков и младенцев) день и ночь бдят, охраняя нашу безопасность. Их деятельность настолько важна, что президент прямо дает указание беспощадно карать даже за намек на сопротивление. И вот уже полицейский на голубом глазу рассказывает на суде, в какой страшный испуг повергло его «твердое шуршание» брошенной, но не долетевшей до него пустой пластиковой бутылки. 
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Кондауров: ...в такой ситуации правоохранительным органам сложно начать действовать оперативно. Вооружённый человек стреляет и прячется. 
В СМИ
24 ДЕКАБРЯ 2019
«Ведомости»: Затянувшаяся эпидемия ложного минирования школ, больниц, вокзалов, судов и других мест массового скопления людей вызывает много вопросов, на которые пока никто не дает ответов.
В блогах
24 ДЕКАБРЯ 2019
Виктор Шендерович: А стрелок-то лубянский - член партии "Единая Россия". Надо же. А я все ждал - когда же нити потянутся к Навальному или, на худой конец, "Мемориалу"...  
Убийство в ЦАР: расследование и Кашин как адвокат Пригожина
11 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Центр «Досье» Михаила Ходорковского опубликовал результаты расследования убийства журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, которые были убиты 30.07.2018 в Центральноафриканской республике, куда они приехали для съемок документального фильма о деятельности в этой стране ЧВК Вагнера, связанной с путинским «поваром» Евгением Пригожиным. Помощь в расследовании центру «Досье» оказывал бывший сотрудник спецподразделения израильской армии, документы, на основе которых центр «Досье» делает свои предварительные выводы, получены частично от источников центра в ЦАР, частично от Службы безопасности Украины.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2019
Николай Сванидзе: Мы доигрались до такой репутации, что за рубежом поверят любому негативу, который ассоциируется с нами, а с нами ассоциируется очень много негатива, в том числе и реального.